November 29th, 2013

вторая

Симплициссимус

Вчера Валерий Тодоровский в «На ночь глядя» говорил много всяких умных вещей (это без малейшей иронии с моей стороны) о «сложных людях». Вообще, на мой взгляд, очень талантливый человек, но сейчас не об этом.

И я в принципе на протяжении всего разговора во многом был с ним согласен. Да, и собственно, это трюизм, чего тут нового, действительно, множество, если не большинство людей не делятся, даже в самом условном варианте, на «плохих и хороших». Чаще всего там намешано в разных пропорциях множество всякого разнообразного, ну, и так далее, линия рассуждений понятна.

Однако потом задумался, и вот что мне пришло ещё в голову, скорее не в опровержение, а в дополнение этой мысли. Как бы подразумевается, что с годами человек становится мудрее, опытнее и, следовательно, ещё сложнее. Но лично по себе я чувствую обратное. Как раз чем дольше живу, тем более четко проявляются границы между черным и белым, принципы, понятия и какие-то главные, фундаментальные постулаты отвердевают, то есть происходит явное как раз наоборот упрощение.

Похоже, сложность – удел юности, возможно даже зрелости, но повышенная сложности ближе к старости скорее признак некоторого инфантилизма.

А, может, и нет, просто многогранности натуры и широты души. Ну, тогда это у других.
вторая

Тоже вариант…

Как сообщает The Daily Mail, власти Анголы официально объявили ислам вне закона и приняли решение о закрытии всех мечетей на своей территории. Министр культуры Роза Круз де Сильва заявила, что Ангола является христианским государством, а ислам – «секта», которая противоречит местным культурным традициям. А президент Жозе Эдуарду душ Сантуш отметил, что «это конец исламского влияния на страну».

В Анголе, где проживает чуть менее 21 млн человек, лишь 1% населения являются мусульманами.

Как пишет Iernational Business Times, уже сейчас на территории страны разрушено несколько мечетей, хотя эта информация пока не имеет официального подтверждения.
вторая

Навальный как зеркало русского зеркала

(Я прошу прощения, просто сейчас занимался чисто технической работой, просматривая в поисках кое-какой информации свои старые тексты, и наткнулся на сделанную три года назад, в ноябре 2010 года, запись. Мне показалось, что любопытно будет её сегодня ещё раз в сильно сокращенном виде опубликовать, но только, ещё раз подчеркну, с учетом прошедшего времени).

«Мы не комментируем высказывания блогеров», — презрительно бросил кто-то из начальства в адрес Навального. Смешные ребята. Они не понимают, что вполне еще могут дожить до времени, когда Навального попросят прокомментировать высказывание Путина, а он с удивлением спросит: какой рейтинг у этого блогера?

Да, прекрасно понимаю я, что это, скорее всего, будет уже не Путин, и уж точно не Навальный. И даже согласен с тем, что в этом нет ничего особенно хорошего, в рейтингах блогосферы маразма не меньше, а порой и гораздо больше, чем даже в нашей нынешней избирательной системе. А уж как мне не нравится поведение большинства самих избирателей, становящихся блогерами, — так это даже и в блоге описать невозможно. Но то, что мне нравится или не нравится, с чем я согласен или не согласен, имеет столь же малое значение, как, к счастью, и отношение к происходящему даже самого Великого Подполковника.

Работают уже совершенно объективные и не зависящие от нас факторы. Все прекрасно всё понимают и тонко чувствуют. Во времена «Уотергейта» Марку Фелту надо было обращаться в «Вашингтон Пост». Нынешние «Глубокие глотки» связываются с «WikiLeaks». Ничего личного.

«Или власть уничтожит Интернет, или Интернет уничтожит власть», — как всегда лаконично и категорично обронила недавно Латынина. Ну, я не столь строг, мне кажется, что еще возможно множество вариантов. Например, власть может тайком перебраться в Интернет и начать пакостить уже оттуда; или Интернет вдруг полюбит власть и станет ее Лени Рифеншталь; или Интернет и власть сожрут друг друга в последней смертельной схватке, и на их обломках возникнет новая эпоха чего-нибудь экзотического, типа симбиоза людей и грибов при доминировании последних.

Нафантазировать можно много. Но мне всегда в таких случаях вспоминается история, как сидим мы вечером с бригадой грузчиков в начале семидесятых на Ангаре в порту Мотыгино и обсуждаем, что станем пить за ужином. «Сейчас бы холодненького „Портера“», — мечтательно поднимают глаза к небу одни. «А мы бы предпочли сначала „Абрау“, а потом армянского трехзвездочного», — наоборот, томно опускают очи другие. Тут приходит бригадир и говорит: «Сегодня в сельпо достал только две бутылки питьевого спирта. Подставляйте стаканы».