February 23rd, 2014

вторая

Прощание с Ходорковским – 7. БЕНЗИН И НАРЗАН КИСЛОВОДСКА

(Продолжение. Смотри начало)

БЕНЗОКОЛОНКА

Лёва, которого мы, чтобы отличать от прочих многочисленных Лёв в нашем окружении, называли просто и то ли фамильярно, то ли уважительно по отчеству, Арташезовичем, работал в Государственном комитете по обеспечению нефтепродуктами, короче Госкомнефтепродукте СССР. Как точно называлась его должность я не помню, да и тогда вряд ли интересовался за несущественностью официального именования. Но, по сути, это было что-то типа инспектора-контролера-ревизора самого низшего звена. Служба довольно хлопотная и весьма скромно оплачиваемая, постоянные командировки в какие-то глухие места, убогие гостиницы, холодные котлеты в станционных буфетах и прочая сопутствующая экзотика. Но какие-то, видимо, преимущества такой род деятельности имел.

Инспектировал Арташезович местные нефтебазы и всю связанную с ними инфраструктуры, вплоть до бензоколонок. И связи у него там, в глубинке имелись довольно любопытные и своеобразные, сила которых тоже определялась не внешними и наглядными атрибутами, а некими, не совсем мне понятными. Или, по крайней мере, мне так удобнее изложить, дабы слишком не отклоняться в сторону.

А у нас с Аркашей в начале восьмидесятых появился случайный побочный приработок. Один из филологов-аспирантов Лумумбы, как тогда по-простому называли нынешний Университет дружбы народов, обратился ко мне как-то со странным для молодого ученого предложением. Мы на одной конференции по Достоевскому пересеклись, и не знаю, почему Салям, так звали аспиранта из Палестины, решил, что именно я смогу ему помочь в этом не очень относящемся к творчеству Федора Михайловича вопросе. Мы до того были знакомы более чем шапочно, а тут подкатил четко и без обиняков предложил поменять сертификаты по хорошему курсу.

Collapse )