June 24th, 2014

вторая

Nox

Подавляющее большинство людей не то, что представления не имеют, но даже никогда не задумываются, насколько близки между собой желание жизни и мечта о смерти. Причем не чужой и чисто теоретически, а своей собственной и в самом прямом смысле слова.

Представления и я не имею, к сожалению это или ко всеобщему счастью, могу только сказать, что и я не задумывался, пока не узнал. Но когда узнал, то узнал абсолютно точно.

Только что ты строил грандиозные и многолетние планы, а буквально через несколько минут, две-три, не более, пришла настоящая боль, и все мечты твои только о том, чтобы умереть, если точно знаешь, что это пусть даже не единственный, но самый быстрый способ избавиться от такой боли.

И ещё. У меня был в конце семидесятых близкий знакомый, спившийся и сколовшийся ГРУшный офицер, Ангола и прочая подобная пакость, так вот он как-то сказал мне к слову, когда в его присутствии кто-то завел разговор о пределах человеческих возможностей вытерпеть боль на допросе с пристрастием.

- Если у человека есть зубы, а у меня напильник, то я предельно быстро заставлю говорить любого.

А потом, после ещё пары стаканов, добавил тоскливо:

- Но это бессмысленно. В такой ситуации человек говорит что угодно. И никто не способен понять, правду ли.

Сейчас я сказал правду.
вторая

Человеколюбивое

Есть такая величайшая и одна из самых и гуманных и гуманистических наук, которая называется антропология.

Есть такая подлейшая, человеконенавистническая, по сути, нацистская наука, которая называется антропология.

И это абсолютно одна и та же наука, без всяких извращений и ответвлений.

Вот, например, предположим (я специально употребляю и подчеркиваю данное «предположим», чтобы потом кому-то, как обычно, не удалось увести разговор в сторону, хотя тут никакое не предположение), антропологи довольно давно выяснили, что вожди многих африканских и даже весьма родственных племен специально стравливали между собой свою молодежь, чтобы те в схватках той или иной степени кровавости выплескивали собственную избыточную возрастную агрессию

Потом пришли белые и силовыми методами если не полностью уничтожили, то значительно ослабили существовавшую традицию. После чего агрессивная энергия молодежи начала вместо выхода через клапаны как бы в стороны, стала бить вверх и проявляться в покушении на власть старших. Пришло время государственных переворотов, мятежей, нестабильности и всего ужасного этому сопутствующего.

На этом, то есть, на установлении этого факта наука заканчивается. А далее уже следуют выводы ученых (я сейчас намеренно сужаю последствия, говорю не о действиях политиков, основанных якобы на установленном учеными, а исключительно именно о научных рекомендациях самих исследователей).

Можно посчитать, что следует вернуться к прежней методологии сохранения стабильности власти и продолжить стравливать молодых воинов.

Можно попытаться изменить систему ценностей всех племен в целом, послав большую часть этой самой молодежи учиться в Оксфорд и Кембридж.

После того, как, приехав из оксфордов и кембриджей, молодые волки с ещё большим остервенением примутся грызть горло старикам, можно для надежности рекомендовать попросту уничтожить все племена к чертовой матери, вывести их под корень, чтобы воду не мутили и дали Земле от себя отдохнуть.

Много чего можно. И посоветовать, и сделать. Возможно и хорошего, но уж плохого – несомненно. Но будет ли виновата в этом наука антропология?

Это как построить здание. А уж кто будет в нем жить – другой вопрос. Сама по себе любая наука прекрасна как инструмент и способ познания. Но лишь способ.

А если и без всякой науки, то, конечно, вырезать всех подчистую, это самое эффективное решение любой проблемы. И ученых тоже.
вторая

Мандаты

Путин попросил дать мандат на ввод. Мандат на ввод дали. Теперь попросил отдать мандат. Отдадут мандат. Но как же теперь будет Путин без мандата на ввод? Сильно хуже, чем до мандата. Вывод: выход из мандата хуже входа.