August 29th, 2014

вторая

Прощай

Вот сейчас сидели и пытались вспомнить, когда точно это случилось. Но так и не смогли. Однако получалось, что в любом случае больше десяти лет прошло. На день рождения дочки подружка подарила ей крольчонка.

По всем законам вежливости и правилам приличия делать подобного без договоренности и предупреждения категорически нельзя. Это же не рядовой сувенир, когда даришь живое существо, накладываешь на нового хозяина определенные обязательства, к которым он вполне может быть не готов. Но это я так, к слову, чтобы не совершать таких ошибок, просто учтите, если кто раньше не задумывался.

Однако, уж подарили, так подарили. Дочка поиграла с ним, посадила в клетку у себя в комнате и я довольно долго кролика или вовсе не видел, или, во всяком случае, не обращал на него большого внимания.

А потом, года через четыре-пять, вся семья перебралась на лето ко мне в деревню и животину, которую не с кем было оставить, взяли с собой вместе с клеткой. Но показалось дурковатым держать кролика на природе постоянно взаперти, потому часто выпускали его на траву, да и в избе он в основном вольно гулял по комнатам.

Правда, на улице выгуливали исключительно под строгим присмотром, а дверь в дом закрывали плотно. Причиной тому была соседская такса, которая, будучи тоже иногда в свободном полете, искоса и нехорошо посматривала на естественную для неё добычу.

И однажды не усмотрели. Такса каким-то образом умудрилась пробраться в избу и выскочила радостная с кроликом в зубах. Удалось догнать, отбить кролика ещё живого, но лапа у него была сильно повреждена. Повезли в ветеринарную клинику, сначала просто наложили шину…

О дальнейшем я подробно рассказывать не стану, это долгая, тяжелая и скучная эпопея. Начались осложнения, было сделано несколько операций, в том числе последняя, очень сложная, микрохирургическая, которую у нас в стране кроликам вообще не делают, однако оказался случайно по делам в одной из московских клиник хирург из Германии, за большие деньги согласился. Но ничего не помогло. В Результате почти через год безуспешной борьбы ногу пришлось ампутировать. Остался кролик инвалидом.

То ли от этого, то ли просто с возрастом, но он стал жутко вонять, если постоянно не заниматься его санитарией и гигиеной. Да и у дочки, после поступления в архитектурный, оставалось слишком мало свободного времени. Короче, кролику купили клетку побольше, переселили его в гостиную и принялись за ним ухаживать уже всей семьей.

А он, казалось, вовсе не замечал своей инвалидности, прекрасно прыгал на трех лапах, продолжал жизнерадостно вонять по мере сил и возможностей, в общем, вошел в семью если не на полных, то на вполне достойных своих кроличьих правах.

Практически каждое лето мы брали его с собой в деревню, а если он на какое-то время и оставался в городе, то жена всегда перед отъездом в город набирала полную сумку свежей травы. И тащила её по электричкам и метро, не обращая внимания на мои постоянные причитания, что кормится трехногий из самых дорогих зоомагазином и так деликатесами, которые, с человеческим, естественно, коэффициентом, и у нас не каждый день на столе бывают…

Сегодня утром он умер. Да, конечно, постарел последнее время, стал более задумчив и меланхоличен, ушло былое легкомыслие, но в принципе ничего так уж явно не предвещало. А тут проснулись, он уже мертвый.

Как-то не очень даже прилично особо горевать на фоне всех глобальных катастроф по поводу смерти какого-то кролика. Но, честно говоря, вы даже не представляете, насколько мне в данном случае наплевать на все приличия.
вторая

«Никто уже никуда не идет…»

То есть, я по-прежнему полный идиот, очередной раз безумно и тупо прокричал «волки», никакой спецоперации не было и нет, российские войска никуда не вторгались, на Украине происходит исключительно внутренний конфликт, а остальное – полный бред и фашистская пропаганда? Всё правильно, или я что-то пропустил? Подождите, подождите дополнять и углублять, сам знаю, что пропустил очень многое, но позвольте сказать предварительно ещё несколько слов.

Я прекрасно понимаю, что моё желание докопаться до мотивации поступков других людей или попытки донести свою точку зрения носят порой, да и нередко, преувеличенный, возможно даже патологический характер. Иногда ничего не могу с собой поделать, но всё-таки это понимание позволяет мне вовремя останавливаться, осознавая и ограниченность собственных возможностей, и тщетность в принципе любых усилий дойти до крайней черты там, где её не существует по сути и определению.

Но при этом удивление до степени изумления – это ведь не всегда подвластное холодному анализу чувство. А в том, чтобы поделиться чувствами не вижу особой назойливости, если с ними не лезут к посторонним, а всего лишь позволяют посторонним ознакомиться при желании и возможности в любой момент прекратить это ознакомление.

Так вот, мое глубочайшее изумление вызывает настойчивость, с которой люди, считающие абсолютно справедливой войну святого «русского мира», как носителя высшей справедливости, с киевской фашистской хунтой и жидобандеровцами, цепляясь за всяческие формальные и абсолютно бессмысленные мелочи, упираются рогом в истерическом доказательстве того, что никого вторжения нет, никакая спецоперация не проводится, и российские солдаты на Украине не воюют.

Пересказывают постоянно аккуратно по списку пунктов, с утра составленному в Кремле, относительно «добровольцев», «отпускников», «гражданского общества», «случайно заблудились», «а вот америкосы…», «а вот сами укропы…», «этот сказал», «тот заявил», «наблюдатели ОБСЕ признали…» и тому подобное до бесконечности и по кругу.

Кстати, относительно этих наблюдателей отличная иллюстрация. На всей огромной, совершенно не оборудованной и даже на большинстве участков не демаркированной, да, по-простому, не существующей границе выбрали два хоть относительно цивилизованных пропускных пункта и посадили туда несколько человек. Что они там делают и чем занимаются?

Ламберто Заньер генеральный секретарь ОБСЕ :

«Россия приняла присутствие наблюдательных групп ОБСЕ на двух пунктах пропуска на Востоке Украины – Гуково и Донецк. Наши люди находятся там и оттуда поставляют нам информацию. Мне кажется, что это очень важно, хотя, возможно, больше и символично, чем практично. ОБСЕ присутствует только на двух КПП. Мы не контролируем всю границу. Нам не разрешают даже патрулировать ее вместе с российскими пограничниками. Так что мы не знаем, что происходит на юг и на север всего в нескольких километрах от этих КПП. Но. тем не менее, мы мониторим наземную территорию границы, мы мониторим воздушное пространство».

То есть, опять же, переводя с чиновничьего на человеческий, они чего-то там мониторят, но совершенно откровенно заявляют и так всем прекрасно известное: «не знают, что происходит всего в нескольких километра», и всё их «наблюдение чисто «символичное».

Но при этом работают они, по сути, откровенно на российскую телепропаганду, поскольку дают возможность ежедневно объявлять совершенно официально и на полном серьезе, что «наблюдателями ОБСЕ не было замечено никакое передвижение российских войск через границу с Украиной».

Зачем это нужно бюрократом из ОБСЕ прекрасно понятно. Поскольку никакого реального сотрудничества по сохранению безопасности в Европе нынче нет и быть не может, то им остается или признать этот явный факт и перестать получать большие зарплаты одновременно со всем соответствующим должностям, или заниматься вот такой имитацией бурной деятельности, дабы удержаться в креслах. А то, что они при этом наносят огромный вред самой сути дела, поскольку своим липовым «контролем» прикрывают полную неконтролируемость и прозрачность границы, их совершенно не волнует

Хорошо, тут вопросов нет. Как нет их и в любых подобных случаях, условно оправданных личными корыстными интересами. Вплоть до самой мелочевки, типа, о чем я недавно упоминал, как последние месяцы ко мне «в друзья» без разбора записываются косяком «служивые блогеры», которым, видимо, за зарплату или за премию, не знаю уж точно, требуется отчитываться количеством «взаимозафренженых».

Но вот люди, которые абсолютно искренни, материально не заинтересованы и при этом даже зачастую не самые большие бездельники, им-то зачем? Чисто альтруистически желают мне, непутевому и оболваненному вражеской пропагандой добра? Хотят наставить на путь истинный? Переубедить, разоблачить, отрезвить, воспитать, что даже не конкретно, а хотя бы чисто теоретически и абстрактно?

Как они себе это представляют? Я прочту какой-то их очередной убедительнейший аргумент, раскрою бессчетную ссылку на чрезвычайно авторитетный источник в Интернете, подойду к зеркалу, отшлепаю себя по щекам и скажу своему отражению: «Ты, Васильев всю жизнь прожил полным кретином, какое счастье, что вот нашелся умный читатель, который прочистил тебе мозги и рассказал, наконец, всю правду о происходящем»?

Милые мои, хорошие! Расслабьтесь. Отдыхайте. Я уже безнадежен. Меня не спасешь. Но главное даже не это. А то, что я недостоин и ваших усилий, и спасения в принципе. Ведь я-то не хочу вас спасать и спасти. И желаю всем вам только самого плохого, никаким образом не пытаясь вас образумить. Пусть каждому дано будет по вере его. Ну, уж если это не справедливо, то совсем не знаю, существует ли справедливость вообще…

Да, не совсем по теме, но чтоб не было иллюзий или малейшего недопонимания. Конечно, никакой справедливости не существует. Иначе бы мы с вами просто не оказались на одной планете.
вторая

Ну, прям, мать родна…

Вот мне только ещё одно не очень понятно. Почему только сегодня вдруг все так возбудились, президент Порошенко наконец-то сподобился однозначно объявить о вторжении, и даже Ходорковский не выдержал обещанного до сентября обета молчания. Совсем что ли ребята перестали мух ловить, ленятся и меня не читают, как прилично любому солидному человеку перед завтраком, вместе с «Нью-Йорк Таймс»? Я-то ведь ещё двадцать пятого, хоть и был сильно занят, но успел зафиксировать военное положение. Где и почему все они столько времени так сладко спали?

Да ладно, шучу, шучу, вот уж чего, а лавры первого вестника войны мне совершенно не требуются, не настаиваю. Кстати, даже многие мои можно даже сказать, что и единомышленники часто меня упрекают довольно эмоционально, мол, ты, Васильев, всё-таки удивительная сволочь, во всём умудряешься найти повод для шутки, для тебя нет ничего святого…

Святое для меня кое-что имеется, но, во-первых, я о нем редко публично распространяюсь, а, во-вторых, действительно считаю, что пошутить можно над чем угодно, в том числе и над самым действительно святым. Ну, не входит это в мой личный список смертных грехов…

Впрочем, это так, к слову, вернемся ближе к делу и сути. Как угодно можно играть словами и называть, но от этого ничего не изменится. Количество перешло в качество, нюансы, этапы, особенности и прочее привходящее отошло в сторону – теперь уже Война.

А война, это штука и вправду довольно страшная, много более жуткая, чем любые иные этапы даже самой подлой и кровавой спецоперации, но при этом и достаточно простая, когда лишается многих признаков так любимой нашими властями сладко дурманящей приставки «спец». И хотя я терпеть не могу все эти лицемерные и, на мой взгляд, абсолютно лживые разговоры о «законах войны», если речь идет о соблюдении каких-то якобы существующих гуманитарных правил при ведении боевых действий, но в совсем ином смысле любая война, конечно же, подчиняется некоторым общим законам.

Только не хватайтесь за голову и за сердце, я не собираюсь тут долго теоретизировать и пикейножилетничать, с умным видом излагая какие-то убогие пошлости из общих слов. Да и нет никакого смысла попусту мудрствовать, тем более, кассандрить, времена нынешние быстротечны, столетняя или даже тридцатилетняя нам не грозит, всё так или иначе решится во вполне обозримом будущем. Тогда какой смысл пытаться прогнозировать погоду на ближайшие пару часов, если ты как раз на это время выходишь из дому и имеешь подозрения относительно дождя? Ну, возьми на всякий случай складной зонтик, руки не оттянет, а польет или нет – само выяснится в ближайшее время.

А уж тем и поводов поразглагольствовать об особенности падения косых струй будет предостаточно во время самого ливня. Желающие недостатка материала не испытают, и каждый сможет проявить силу своего интеллекта во всю мощь имеющихся возможностей. Я же позволю себе пока всего несколько слов о том, если не законе, то неком «подзаконном акте», который считаю одним из самых важных и принципиальных.

Тут недавно, на том самом «Дожде», что даже практически не существуя, умудряется вызвать изжогу у столь многих, я увидел такую заставку (привожу по памяти, не дословно, но предельно близко к тексту):

«За время конфликта на Украине погибло более 1000 человек. Это надо остановить!»

Так вот, про «конфликты» ничего не знаю, наверное, их в любом случае надо пытаться останавливать, но когда Война, то хуже всего, когда она «останавливается». Тогда и получается Палестина на неограниченное количество лет.

«Подвешенная ситуация» - это как раз то, что более всего комфортно и видится в самых радужных мечтах-целях нашему вождю. И вывести его из этого мечтательного состояния способно только не «остановка» Войны, а её окончание. Путем победы одних и поражения других.

Или взаимного уничтожения. Что, кстати, тоже зачастую очень неплохо.

Шучу. Опять шучу. Извиняться надоело, потому пойду отшучусь втихую в сторонке, отулыбаюсь собственным шуткам, и пока до свидания, почему-то уверен, в самом ближайшем будущем, ещё столько всякого интересного не обсуждено, а с каждым часом этого увлекательного будет всё более…
вторая

Такой вот выдался денек…

С утра был грустен.

Взял жену с младшим сыном, поехали в Кусково.

Весь день гуляли, ходили по дворцу и разным музеям с музейчиками. Там хорошо. Надо как-нибудь поподробнее, но не сейчас, подустал, да и настроения нет.

Потом нашли в городе хороший ресторан, называть не буду, чтобы не подводить приличных людей, где втихую, не дожидаясь, то ли особых новых, то ли отмены старых тупых распоряжений, организовали теплую отдельную веранду для курящих. Поужинали знатно.

«Хворост» взяли с собой. Положил пару ломтиков на блюдце, налил полстакана коньяка. Сейчас пойду в спальню, почитаю чего хорошего, послушаю что-нибудь из любимого, потом посмотрю интересное…

Будьте счастливы. Или хотя бы постарайтесь.