January 9th, 2015

вторая

Несколько мыслей из прошлого о настоящем и будущем

...Вразумительного и, самое главное, искреннего ответа так и нет: вот тот самый конкретный текст, находящийся в данную минуту перед нашими глазами, еврейский, арамейский, греческий, русский, любой, абсолютен ли он, совершенен ли?

Тут не может быть «с одной стороны» и «с другой стороны». «В начале сотворил Бог небо и землю». Можно ли считать, что каждая из букв каждого слова этой фразы дана свыше и лишена малейших элементов случайного и вариативного? Или только с ерами и ятями? Или только на другом языке? Или только напечатанная? Или только написанная? Или только определенным шрифтом (вопрос о шрифте, как мы уже упоминали, тоже в свое время ставился)?

Словоблудие тут не поможет, все предельно просто. Если слово «сотворил» я имею право заменить на «создал», то с таким же основанием могу заменить и все остальные слова, абсолютных синонимов не бывает, а спор о мере их аутентичности находится в плоскости филологической и межличностной и с боговдохновенностью не соотносится.

Бессилие перед невозможностью создания и применения Аристеевой легенды универсального типа привело к трусливому замалчиванию принципиальнейшей проблемы: а существует ли Текст вообще, и если существует, то где находится и как выглядит?

Успокойтесь. Конечно же, Текст существует. Более того, именно сейчас вы его читаете.

Collapse )
вторая

А не пошли бы вы…

Есть некоторые фразы (хотел сначала написать «мысли», но тут же одернул себя, поскольку это, конечно, всего лишь фразы), которые всегда при их произнесении вызывают у меня большое веселье. На одном из первых мест стоит «Нельзя переписывать историю». Тут сразу возникают два наивных вопроса.

Во-первых, только историю нельзя? А физику? Биологию? Астрономию? Ну, ладно, согласимся, что история – не совсем наука. Хотя и относительно многих прочих тоже имеются большие сомнения, это сейчас оставим. А литературу и прочие всякие искусства? А идеологию? А банковские реквизиты и правила пользования лифтом, что угодно подобное и не очень, тоже существуют раз и навсегда в неизменном виде?

И второе. А с какого момента нельзя переписывать историю? С сотворения мира, рождества Христова, Нюрнбергского процесса, последней речи Папы Римского или Московского?

А вот ещё: «История не имеет сослагательного наклонения». Какое-то странное грамматическое обрезание. То есть, именно истории оставляют в пользование исключительно изъявительное и повелительное наклонения. Совершенно не понятно, чем вызвана такая дискриминация.

Однако здесь как раз та ситуация, когда лично у меня глупость вызывает не раздражение, а широкую улыбку.