March 18th, 2015

вторая

Госстрах

Вот же скушное и боязливое поколение выросло у нас за последнюю четверть века!

Не только двадцати пяти-тридцатилетние, но и те, кому уже в районе сороковника, старшеклассники и выпускники школ конца восьмидесятых-начала девяностых, частенько смотрят на меня тусклыми глазами и бурчат с нескрываемой завистью, что, мол, конечно, вы вот тогда поураганили от вольного, наворовали (или «заработали», это уже зависит от уровня вежливости бурчащего) без меры, потому можете позволить себе изображать таких свободных и независимых, а мы, которые вынуждены нынче за каждую копейку перед начальством шею гнуть…

Вот я так, совершенно в шутку, дал идею примитивной аферы с ипотекой, да и то, естественно, для частной, довольно редкой ситуации, но зато полностью в рамках действующего законодательства. Однако и тут сразу, особенно в комментариях у этому тексту в моем блоге "Живого Журнала", началось разного рода нытьё, типа, да, всё равно есть риск, и в азартные игры с государством играть опасно, обязательно надуют, и математические сложности имеются, и с деньгами тяжело, и то, и сё…

Вы знаете, какие у меня в самые лихие годы были две наиболее распространенные навроде кликухи среди определенных слоев населения? «Законник» и «Перестраховщик». Многие меня чуть ни презирали за особую осторожность, нежелание безоглядно лезть на рожон и старание по мере возможности оставаться в рамках действующего законодательства.

Достаточно сказать, что я, имея на счету довольно крупные рублевые суммы, практически не занимался обналичкой даже в те времена, когда можно было без проблем купить якобы в США якобы программное обеспечение для якобы компьютеров, которых у тебя никогда не было, и всего лишь с потерей трех-пяти процентов положить в карман наличную зелень, концов которой никто никогда и подумает обнаруживать. А я постоянно стремился всё-таки найти ещё более надежные и праведные способы преобразования энергию в материю. Опять повторяю, за что пользовался репутацией хоть и хорошего, надежного партнера, однако в слишком большой степени, мягко говоря, чудаковатого.

Так вот, к чему это всё. Даже для меня по моим понятиям того времени, уровень риска операций типа мной предложенной, был не то, что приемлемым, его вообще не было, не существовало в принципе. Если бы мы в те времена начинали в подобных ситуациях ныть и рассуждать про то, что государство не обманешь, а эти могут то, а те могут это, и вообще, где взять такие деньги…

Потом стали смеяться и придумывать анекдоты, например, как двое твердо договариваются обменять вагон мармелада на чемодан долларов, после чего один идет искать несуществующий у него мармелад, а второй – столь же мифическую валюту. Конечно, очень смешно. Только как-то забывается, что в большинстве случаев всё-таки и мармелад, и доллары находились. И оба обсмеянных в анекдоте придурка вполне прилично зарабатывали.

Хотя да, конечно, бывало, и головы отрезало этим самым ненайденным вагоном, и в чемодане вместо купюр могла сработать ненароком оставленная там взрывчатка…

Но зато мы не ныли и скучно нам точно не было. А некоторые, из тех, кто выжил, сейчас пытаются немного развлечь публику. Получая в ответ занудливый скулеж…
вторая

Умный БОРН

Вчера на процессе по делу БОРН прозвучали последние слова подсудимых.

И мне удалось услышать, сейчас без разницы, каким образом, это не поможет, большую часть речи Максима Баклагина, где он объясняет, по какой причине просил вместо отбытия срока наказания послать его воевать на Донбасс, типа, как в «штрафбат» во время войны, смывать свою вину кровью.

Сформулировано и сказано было очень интересно, мне жутко понравилось, но, к сожалению, дословно я записать не сумел, а в моем пересказе это так здорово не прозвучит. Надеялся, что сегодня уже найду это в интернете, но ничего нет, только пару обрывочных предложений, не дающих никакого представления о блестящей железной логике сказанного Баклагиным.

Потому очень прошу, если кому попадется, или кто имеет доступ к иным источникам, пришлите мне, пожалуйста текст этой замечательной речи.
вторая

Пирамидон - не лучшее лекарство

Алексей Навальный призвал США не поставлять оружие Украине:

«По его словам, это с одной стороны не поможет Киеву, а с другой – усложнит отношения с Москвой. Об этом политик заявил в интервью американской газете Washington Post».

Я на эту информацию весь день сегодня натыкаюсь в интернете, что бы ни решил посмотреть, от прогноза погоды до динамики курса юаня.

Подробностей я всё равно читать не буду, не заставят, и в логике Алексея Анатольевича тоже разбираться не намерен, не интересно. Но один вопрос у меня в конце концов всё-таки возник.

Вот человек ещё толком политиком всероссийского масштаба не стал, ему, по-моему, пока даже партию не зарегистрировали и условный срок не только не кончился, но и постоянно грозит перейти в реальный. А он призывает (или по другим источникам «рекомендует») некое не самое мелкое и достаточно самостоятельное государство, поставлять, то есть, продавать или не продавать (в данном случае без разницы, важен сам факт) оружие другому тоже не самому мелкому и вообще-то никем пока не лишенному суверенитета государству, между прочим, если кто забыл, пусть и чисто формально, но одному из членов-создателей ООН. И дополнительно, государству, подвергшемуся внешней агрессии и в данный момент находящемуся под угрозой эскалации этой агрессии.

Но это ещё был не вопрос. А вопрос совсем в другом. Почему, например, мне, при всем, как часто говорят близкие, гигантском моем самомнении, доходящем чуть ни до мании величия, ничего подобного не может прийти в голову?

Вот жена высказала два предположения. Во-первых, что меня Washington Post не спрашивает, а спрашивает всё-таки Навального. А, во-вторых, что потому он и известный политик, грозящий стать политиком большим, а я тосклый пенсионер без всяческих этих самых политических перспектив.

В принципе, я, видимо, вынужден с обоими доводами супруги согласиться. Но всё же у меня имеется небольшое подозрение относительно возможности и третьего варианта ответа на этот вопрос. Может, просто я обычный, в смысле, ну, где-то в пределах нормы, а у любого политика, пусть пока и не слишком великого, но изначально придурь находится слегка вне рамок, путает, так сказать, немножко берега?..