March 29th, 2015

вторая

И рассказать бы Гоголю...

Филипп Дзядко только в этом году начал свой проект «Арзамас», который я даже не хочу определять, как «культурный», а предпочитаю оставить и вовсе без определений.

Но это я такой осторожный, малоэмоциональный и благожелательный. Многие уже изложили свои мнения, как безоговорочно восхищенные, так и весьма скептические вплоть до остро критических. Что, кстати, возможно, тоже хорошо, поскольку если предметом дискуссии становится то, что имеет отношение к истинной русской культуре, а не к тому, что под этим словом подразумевают нынешние властители страны, это уже само по себе не может не радовать.

Про себя же могу только сказать, повторив и подчеркнув «пока», что мне «Арзамас» не очень интересен, впрочем, скорее всего, я и не являюсь для него «целевой аудиторией». Однако здесь тот редчайший случай, когда, не будучи увлеченным лично, другим искренне могу рекомендовать по крайней мере посмотреть и ознакомиться с надеждой на вполне вероятно совсем иное отношение и другую реакцию. Ну, и самое главное, как и обнадеживающее, ресурс абсолютно открытый, дело длящееся и развивающееся, вполне есть шансы на лучшее без всяческих границ.

И я бы на этом закончил, когда бы в принципе счел нужным писать о проекте Филиппа Викторовича, что на самом деле вряд ли, но, собственно, информационным поводом для меня стал вот какой недавний любопытный факт.

В начале этого месяца на «Арзамасе» была начата работа ещё в одном очень конкретном направлении. Появились лекции-уроки-эссе, ещё как-то можно обозначать и определять данный жанр, но, думаю, не в том суть, обозначенные как «спецпроект». Сам Дзядко презентовал событие таким образом:

«Четыре легендарных московских преподавателя русской литературы — Елена Вигдорова, Лев Соболев, Надежда Шапиро, Константин Поливанов — пустили нашу съемочную группу к себе домой и записали необычный курс: "Русская классика. Начало"».

Я ещё особое внимание обратил потому, что Лена Вигдорова, это моя однокурсница и довольно близка подруга юности, которую я очень люблю, хотя мы с ней и не виделись больше тридцати лет. А обратив, невольно и автоматически прочел много более того, чем ограничиваюсь обычно, из написанного вокруг и по поводу самого события. Тогда и обнаружил упомянутый факт, определенный мною как «любопытный».

Оказывается, большинство дискуссий даже не свелось, а изначально возникло не на тему качества данных учителями уроков. Прежде всего в большинстве случаев обсуждалось главное – почему русскую литературу русским людям должны преподавать евреи?

Сразу скажу, что у меня самого нет внятного ответа ни на этот вопрос, ни на три с ним непосредственно связанных: действительно ли русским людям русскую литературу преподают евреи, зачем они это делают и нахрена русские люди у них своей истинно русской литературе учатся?

Могу только с уверенностью сказать, что проблема эта в настоящий момент много более животрепещущая и злободневная, чем всякие там пушкины и шмушкины.
вторая

Сам ты Наташа

Вот, между прочим, ещё какая штука, относительно важности качества школьных уроков. Да, да, тех самых, которые я всегда прогуливал по максимуму совершенно вне зависимости от упомянутого качества. И всё-таки, не столь уж они бесполезны, как и безвредны. К сожалению, начинаешь это толком понимать много позже школьного возраста.

Например и в частности, про вдалбливаемую учителями с детства фразу про страну, победившую фашизм и спасшую весь мир от коричневой чумы. А между тем ни нацизм, ни, особенно, фашизм, наша страна не побеждала. Поскольку никогда с ним вовсе и не боролась. СССР с союзниками победили в войне Германию с союзниками. И на этом всё.

Но миллионы детей одной якобы бесспорной и совершенно бессодержательной формулировкой, всего лишь от того, что она была повторена тысячи раз уверенным тоном людьми, называвшимися официально «учителями», оказались так и на всю жизнь полностью убеждены, что коммунизм, ну, пусть ещё не совсем, а в форме социализма, разгромил и уничтожил фашизм.

А когда от СССР осталась Россия, то автоматически получилось, что это она спасла мир от «коричневой чумы». И, следовательно, тут даже сознательного логического шага делать не нужно, само собой вытекает, тот, кто против России, тот и фашист. А «против» любой, кто не целиком и полностью «одобряет и поддерживает».

А говорили бы сразу о победе над Германией и Японией, получилось бы, что любой несогласный всего лишь немец или японец. Тоже, конечно, ничего хорошего или особо приятного, но всё-таки не столь обидно, как «фашист».