April 23rd, 2015

вторая

That is the question

Вот ведь как частенько бывает. Сидишь, стараешься сутками, а то и неделями, пишешь какую фундаментальную статью, а опубликовал, и всё, мысль выдохлась. Вроде и умненько, вполне логично получилось, даже не совсем бесполезно, но как флакон и самых лучших духов, использован, сделал свое дело? остался пуст и никому не нужен, даже производителю, вторичной переработке не подлежит.

А бывает, кинешь на ходу какую реплику между делом, и столько потом открывается неожиданных горизонтов… Так и тут, после нескольких строк о процессе над «бухгалтером Освенцима». Как будто и немного комментариев, но лично мне пищу для размышлений они принесли обильнейшую. Даже нет возможности всё проанализировать, приведу лишь парочку.

Читатель пишет, адресуя это, как сам уточняет, «старушке Европе»: «А слабо Путина в Гаагу пригласить? Если слабо, но нехер выделываться».

Ну, если отбросить такие нюансы, как то, что судить старенького нациста собирается отнюдь не Европа, а конкретно Германия, гражданином которой о является, и что, как я неоднократно указывал, даже написав об этом классическое исследование, форма «нехер» не органична русскому языку и лучше говорить и писать «нехера», то всё равно остаются некоторые вопросы.

А что, пока Путин не окажется в Гааге, «старушка Европа» не имеет права судить своих преступников? Или это всё-таки относится только к Германии? И поскольку, подозреваю, при жизни Владимир Владимирович вряд ли в Гааге окажется с иной целью, кроме туристической, так что, европейскому правосудию временный паралич? А вообще, почему Германия или Европа в целом вообще должна заботиться о приглашении Путина в Гаагу? Может, это всё-таки дело российских граждан или украинских, если они такие храбрые?

Или ещё. «Устраивать концлагеря - нельзя. Но судить 90-летних за преступления, совершенные 70 лет назад - ТОЖЕ нельзя. И ничем не лучше. И не надо требовать от тех, кто там 70 лет назад сидел, чтобы они его простили - это не их дело. Им вообще про это знать не надо. Просто НЕЛЬЗЯ, и все».

А право есть, в смысле, лицензия имеется решать, что «это не их дело»? Может, у них не меньше оснований сказать: «Это не ваше дело - наше ли это дело, мы как-то в своих странах сами, без вас разберёмся»? И по «нельзя» тоже сами решим, а вы там лучше со своим Путиным тоже сами решайте.

А если в 90 судить нельзя, то да кого возраста можно? 80, 70, только до 60-ти? А как считать, вот успели за день до юбилея, пожалуйста, а пересидел ещё сутки в сарае, гуляй спокойно?

Это на самом деле уже давно широко используется. Изнасиловал девушку до своего совершеннолетия, успел закончить за несколько минут до полуночи, можешь сильно не волноваться. Затянул дело хоть на минуту, всё, попал по полной.

Или наоборот, успела девушка насильника утюгом приложить в процессе, ничего страшного, обычная самооборона. Но если уже вынул, а она только к утюгу тянется, нельзя, будет считаться местью и грозить серьезными неприятностями.

Да, кстати, а мертвых судить можно? Или только с целью реабилитации, а с целью осуждения нельзя?

Так что, не всё до конца ясно. Но, в принципе, обе мысли чрезвычайно глубокие и любопытные. Потому и вызывают столько вопросов. Однако, к сожалению, у меня нет, и вряд ли предвидится, на них ответов. Как в старинном анекдоте: «Опять эта проклятая неизвестность».
вторая

Всегда готов!

Общая приятельница, но больше общается с женой. Вот мне супруга тут недавно послей их телефонного разговора, мол, Катька в полном шоке, её сына в школе начали готовить к приему в пионеры!

Я сначала не совсем понял, школа там частная и не из дешевых, а сама Катя такая уж либералка-протестантка, пробу ставить некуда, ни одного митинга до сих пор не пропускает и даже ко мне относится с некоторым презрением за гражданскую пассивность.

Я говорю, ну, пусть сходит в школу и пошлет их, запретит трогать ребенка. «Да я ей то же сказала, - отвечает жена,- но она говорит, что уже ходила п другим поводам несколько раз скандалить, боится, её уже совсем за сумасшедшую станут считать…»

Потом я сообразил, что дело, видимо ещё и в отце ребенка, с которым Екатерина в разводе, но который как раз школу и оплачивает. Он вполне такой себе стандартный средней руки коммерсант, ностальгирующий по светлому прошлому. И вполне может не протестовать на тему пионерии, а даже наоборот.

Короче, точно естественно, не знаю, да и не моё это дело, но похоже, не хочет женщина на эту тему базар поднимать. Хотя в телефонном разговоре с подругой и говорит, что «в шоке».

Так что, скорее всего, быть парню пионером.

Удавиться с каждым днем хочется всё больше. Я специально эксперимент поставил, очередной раз бросил пить, интересно, сколько можно потрезве продержаться?