April 28th, 2015

вторая

Это мы, пинжаки…

Всю жизнь, возможно, часто или втайне от самого себя, или не полностью отдавая себе отчет, но стремился именно к этому. И постоянно каждый раз убеждался в тщетности усилий. Теперь уже поздно и надеяться. Ну, не стать мне настоящим интеллигентом. Не дано. Следует окончательно признать и смириться.

Потому с горечью, но несколько смягченной собственной обреченностью недостижимости, наблюдаю очередную сценку. Как настоящие интеллигенты даже не то, что возмущаются, но с неизбежной брезгливостью относятся к тому, как Михаил Михайлович Касьянов повез в Госдеп донос на некоторых российских «журналистов».

Так прямо через два слова на третье и повторяют про «донос», хотя и пытаются оговариваться иногда про всякие возможные объективные причины, видимо, слегка смягчающие подлость касьяновского преступления, но выражение инстинктивного омерзения не сходит с интеллигентнейших лиц цвета отечественной нравственной элиты. Я много фамилий называть не стану, но спектр полный, от Сванидзе до Лобкова.

Единственный, кто хоть немного выпал из шеренги, это Белковский, но, во-первых, положа руку на сердце, какой же он, нахер, интеллигент, а во-вторых, в принципе, не увидев в поступке Касьяного ничего такого уж страшного, даже Станислав, большой моральный авторитет, не смог удержаться от уточнения, что сам бы, конечно, так не поступил, но по иным причинам. Правда и причины формулировать не стал. Видать, совсем побоялся запутаться в хитросплетениях лабиринтов совести.

Впрочем, что я зациклился на других. Ведь суть не в них. А лишь в моем природном несовершенстве, не дающим мне прочувствовать глубины непорядочности поступка, то есть, виноват, доноса Касьянова.

Пока множество прочих умнейших и прекраснейших деятелей мыкаются неразрешимыми душевными проблемами, этот «человек-пинжак», как я его всегда для себя называл с первого появления в общественном информационном поле ещё в конце прошлого века, увидел возможность кинуть подлянку тем, кого считает, и на мой взгляд совершенно справедливо, одной из наибольших пакостей современной России. И сильно не заморачиваясь при первой возникшей возможности эту подлянку кинул.

Как сказал бы в свое время Никита Сергеевич, «запустил кое-кому ежа в штаны». Ежа, опять же, по моему мнению, весьма логичного и адекватного, да, возможно не самого колючего и эффективного, но уж тут, извините, чем богаты…

А что касается морально нравственных мучений по поводу «доносительства» … Вот в этом, собственно, видимо главное наше с Михаилом Михайловичем фундаментальное несовершенство как истинных интеллигентов

Впрочем, мне немного легче. Я никогда в настоящие «верха» допущен не был, что интеллектуальные, что властные. И рассуждать могу лишь как пикейный жилет на кухонном уровне. Однако не убоявшись вполне обоснованных обвинений в хлестаковщине и надеясь на доброе чувство юмора читателей, позволю себе заметить. Со Сванидзе и людьми его типа, возможно, не без интереса как-нибудь поболтал бы. С Лобковым и подобными даже, думаю, и водки выпил бы, а то и в баню сходил. Ни того, ни другого, ни ещё многого эдакого мне и в голову не пришло бы в отношении Касьянова, принадлежащего к предельно от меня далекому по всем параметрам виду и роду человеческому.

А, всё-таки, между прочим, просто к слову, мне ещё хотелось бы напомнить всеми, наверняка, давно забытое. Что когда арестовали Ходорковского, то множество даже самых отъявленных демократов находились в определенном смятении. Многими их них Михаил Борисович был не слишком любим, некоторые опасались его действительно тогда явных авторитарных замашек, было и ещё немало моментов, по которым истинному интеллигенту следовало помучиться, прежде чем однозначно определить позицию.

И единственным человеком из соответствующего круга и уровня, который сразу, изначально и без малейших вариантов с колебаниями заявил публично, что дело Ходорковского это политическое дерьмо, был более чем действующий и даже пока вовсе не собиравшийся в отставку премьер-министр. Кстати, самый экономически успешный за всю историю существования РФ.

Так что, если бы мне потребовался компаньон по серьезному делу, то из всех этих нынешних «медийных лиц» якобы либерального толка, я выбрал бы только и исключительно Михаила Михайловича. И не только в разведку бы с ним сходил, но даже и на спецоперацию по доставке ежа в совместно определенное место.
вторая

Чё это было-то?

Вот случайно наткнулся в "МК-Нижгий Новгород". Желающие почитать подробнее могут посмотреть там, я приведе только небольшую цитату:

"В начале апреля Зайцев сидел с товарищами в кафе. Когда стало уже поздно, они решили разъезжаться по домам. Один из друзей слегка «перебрал», и Александр его поддерживал. Потом он зашел в круглосуточный магазин за сигаретами, оставив товарища сидеть на лавочке. А когда вернулся, там уже был наряд ППС, который отвез их в отдел полиции № 4 Московского района Нижнего Новгорода. Потребовали паспорта. Зайцев протянул свой документ. А в нем оказалось удостоверение ополченца ДНР.

- Я и не мог подумать, что это вызовет такую агрессию у полицейских. Для начала мне сказали, что сдадут в ФСБ за наемничество. Я пояснил, что я не наемник, а доброволец, который жалования не получает. Далее последовала тирада от одного из полицейских: «Нам из-за вас, козлов, зарплату урезали!». Потом служивый переключился на геополитику. Дескать, ему и его «боевым товарищам» «Крым на... не упал!». Со стороны это выглядело так: сидели три мента и по очереди лаяли, какой я нехороший. Один из них меня спросил: за кого воевал? Я ответил, что защищал русских людей. После этой фразы один из них ударил меня по лицу, я отшатнулся. Тогда он намотал на руку ремень и начал наносить мне удары по спине и голове".

вторая

Ещё не, но уже да

Даже не знаю, как отреагировать на заявление Путина, что «санкции уже не могут привести к коллапсу в российской экономике, пиковые нагрузки пройдены».

С одной стороны, меню «Яна Примуса» принципиально изменилось, никакого «Перье», из газировки осталась одна «Бон Аква». Уже не говорю, что не осталось никакого настоящего французского хлеба или настоящих вкусных рыбок из Па де Кале под общим названием «султанки» или типа того. А, несмотря на практически полное исключение блюд с «валютной составляющей», цены всё равно повысились практически в полтора-два раза. Суки.

И вообще реальной вкусной бельгийской кухни не осталось. Ходить сюда просто полностью исчез смысл.

Но с другой, в почти последний день апреля нормандские устрицы ничуть не утратили вкуса, и с «Шабли» изумительны.

Так что, не только коллапс не сильно заметен, но и прохождение «пиковых нагрузок» как-то прошло совсем мимо. И возразить Путину нечего. По крайней мере, мне точно нечего.

А вы можете, если вам устрицы не понравятся. Вариант, что вам не понравится «Шабли» урожая девяносто девятого года, простите, я не рассматриваю.