July 10th, 2015

вторая

Неохота на ведьм

В предыдущем тексте весь первый абзац настырно извинялся и уверял, что никого конкретно в виду не имею и пишу более всего о себя и для себя. Чуть ни рубаху на груди рвал, пытаясь доказать собственную искренность. Реплику эту неожиданно опубликовали на сайте «Эха», и первый же комментарий там был такой: «Согласен. Кобзона - на нары, вместо лечения».

Смешно.

Но к Иосифу Давидовичу мы вернемся чуть позже. Если уж сие оказывается роковой неизбежностью, бесполезно и даже опасно противиться высшей воле, однако пока несколько слов о другом.

Если почти совсем на полном серьезе, то просто последнее время как-то слегка это все проявилось, или, точнее, всего лишь совпало в информационном поле слегка концентрированнее обычного. Всякие там иваны деменюки, диктаторы разные престарелые и прочие подобные ситуации. А в принципе это в той или иной степени всегда было, и уж особенно регулярно после последней Большой войны, кстати, по причинам и явлениям далеко не всегда с ней связанным.

Кроме работы различных судебных процессов над виновными в массовых убийствах, деятельности организаций типа центра Визенталя и всего имеющего отношение конкретно к нацизму, время от времени возникали коллизии по самым разным поводам, от идеологических, вроде коммунизма, до религиозных, уже совсем вроде запределья.

И каждый раз, когда на долю жертв и тех, кто морально находился на их стороне, выпадала редчайшая счастливейшая удача, появлялся крохотный миг-просвет возможности, в который они могли если не наказать, то, по крайней мере, осудить палачей, сразу же со всех сторон выскакивали, как я их, возможно, не слишком удачно называю, экстремисты гуманизма:

«Мы не уподобимся им и не станем устраивать охоту на ведьм!»
«Милосердие выше справедливости!»
«Не нам отмщение, Он сам воздаст!»
«Нельзя мстить убогим и больным старикам за те преступления, что они совершили давно и будучи совсем другими, молодыми людьми!»

Короче, каждый сам прекрасно наизусть знает весь этот прекрасный стандартный набор под общим девизом: «Миру - мир, войне – пиписька!»

Я не хочу сейчас лишней эмоциональность, особенно ещё и потому, что она будет во многом искусственной и не соответствующей нынешнему моему личному внутреннему состоянию, и не стану выжимать слезу сочувствия из читателей с нежными тонкими душами, рассказывая и перечисляя всех своих замученных и уничтоженных предков-родственников по вине тех, кто потом оказывался немощными стариками и вызывал сочувствие у великих человеколюбцев. Ограничусь тем, что констатирую - никто из покойников права на отпущение грехов своим убийцам мне не выдавал.

А вы от чьего имени имеете право на прощение? Скажите, где и у кого его получили, может, и я туда схожу, если достать не получится, то хоть в очереди постою, узнаю дополнительно чего полезного и интересного.

Ну, и напоследок, раз уж так сошлись звезды, и призвал долг, смирюсь и скажу пару слов о Кобзоне.

Конечно, он ни в коем случае не палач, не убийца в прямом смысле слова, и у меня даже мысли не было его ставить в один ряд с Деменюком и иметь в виду судебное преследование с дальнейшим пребыванием в тюрьме. То не о нем вовсе. Но всего один нюанс.

Я сразу после принятия «закона Димы Яковлева», за который и агитировал, и голосовал Иосиф Давидович, выступил с предложением через какое-то время написать всеобщими журналистскими усилиями книгу, проследив судьбу каждого ребенка, чье оформление на усыновление за границу было прервано и запрещено этим законом. Даже предложил финансировать это издание. Предложение моё кое-где перепечатали, но, естественно, никто не откликнулся и не поддержал. Так что точных данных нет.

Но несколько конкретных фактов уже всплыло и появилось в СМИ. Умерли несколько детей, которых в других странах могли бы спасти. То есть, это, понятно, не сто процентов, но шанс там, нет сомнений, хоть какой-то существовал, а тут его не оказалось ни малейшего.

Вы от имени этих погибших детей начинаете верещать по поводу Кобзона, что, мол, не надо изливать свою злобу на восьмидесятилетнем маразматике?

И самое последнее. Такое впечатление, что силы добра и света уже окончательно победили и теперь великодушно прощают заблудших. А между тем ситуация абсолютно противоположная.

Только что начался процесс, на котором гражданина Украины, режиссера Олега Сенцова судят за терроризм, потому что ему не понравились зеленые человечки, захватившие его страну. И впаяют срок. И хорошо ещё, если после всего мужик выживет. Но те, кто сейчас совершают это преступление, уверены, что доживут до глубокой старости, а тогда, если даже удача на мгновение отвернется от них, всегда найдутся добрые люди, которые встанут на их защиту по возрасту и состоянию здоровья.

Наверное, я просто человечески, духовно и нравственно много хуже вас. Не дозрел до истинных высот. Но, виноват, уже точно не дозрею, просто не успею. И не прощу не только их, но и вас, милосердные вы мои…
вторая

В безнадежном предвкушении шедевра

Я не люблю умных, просчитанных, очевидно оптимальных, пристойных и заранее поддерживаемый элитами, вместе с широкими народными массами, решений. Никаких. Но особенно кадровых. Они чаще всего и оказываются вопиющей глупостью с самыми плачевными последствиями.

Разве что, чистая рутина, типа американских президентских выборов. Навроде, трава не расти, отбарабанил от четырех до восьми и лети на своем вертолете куда подальше, замена найдется и не особо имеет значение какая.

Но вот когда требуется хоть малая толика творчества… Тут я за чистую парадоксальную импровизацию. И меня более всего всегда радует нечто провокационно эстетическое, каковым и обязано быть истинное искусство.

Нечто в этом роде случилось с назначением Мишико Одесским губернатором, но на него я реагировать особо не стал, дабы не сглазить, дело-то слишком уж сложное и практически безнадежное, хотя молюсь об успехе.
Однако Чичу на «Нафтогаз», это уже поистине гениально! К сожалению, скорее всего, чистый фейк, хоть и частично подтвержденный Евгением Александровичем, но если бы вдруг случилось, я был бы в полном восторге. Когда красиво, тогда красиво.

Сама по себе уже одна только идея такого назначения, считаю, достойна какой-нибудь самой высочайшей премии в области современного искусства. А если нет подходящей, то можно учредить и так прямо назвать – «Золотой Чича».