March 27th, 2016

вторая

Тень собора

Я вчера просто под ужин после бани в фоновом режиме включил вечерние итоговое новости на «Дожде», и не сразу, а только после второй-третьей сообразил, а когда сообразил, то только после четвертой-пятой удивился, что чисто новостную программу пригласили почему-то комментировать человека, которого представляли, как «драматурга Гоголь-центра».

Сейчас не буду вдаваться в выяснение в принципе для меня странноватого статуса, то ли звания, то ли должности, поскольку эту мелочь перевесили два других, умиливших меня эпизода.

Сначала драматург пару раз, горя о процессе над Пусями, упомянул Тирольский собор. Причем, отвечаю, он не оговорился, а произнес именно так, что было несомненно, человек полностью уверен в таком названии данного мероприятия.

А потом драматург сказал, что на днях прочел пьесу Шварца «Тень», и принялся увлеченно пересказывать её содержание, ведущий еле его остановил.

Сегодня специально посмотрел в интернете. Он даже в Википедии есть. Зовут человека Валерий Печейкин, действительно известный драматург и ещё «сценарист, журналист».

Вы понимаете, если бы в семидесятом, за четыре года до рождения Валерия Валерьевича, в девятом классе моей школы кто-нибудь из двоечников сказал, что недавно прочел «Тень», на него посмотрели бы с удивлением. А пересказ содержания точно слушать не стали бы.

Только, пожалуйста, не посчитайте за придирчивое высокомерие, честное слово я не хочу кого-нибудь не только обидеть, но даже слегка упрекнуть. Просто сожалею, что, видимо, реально произошел определенный культурный разрыв между поколениями. Стерся некий единый код.

И очень боюсь, что его уже не восстановить.
вторая

Как раз вчера я в Лондоне с Акуниным об этом поговорил…

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ночи
Маячить больше невмочь.
Черный человек,
Черный, черный,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь.


И вот ещё несколько слов о культурном коде. Можно как угодно относиться к Дмитрию Быкову в самых разных его ипостасях, но для меня несомненно, что он делает очень большое и хорошее дело с его ста лекциями о русской литературе за сто лет.

Можно и даже нужно дискутировать, а то и спорить о списке произведений (кстати, я полного так и не нашел, но та четверть, которая оказалась доступна, вполне дает представление о целом). Но не затем, чтобы какое-то одно конкретное заменить другим, это вообще непродуктивно до бессмысленности, а дабы вернуть подобный контекст в общественно интеллектуальное и образовательное поле, придать картине большую объемность и живость.

С той же целью можно и даже нужно дискутировать, а то и спорить о содержательной части этих лекций, об оценках и версиях, мнениях и вкусах, обо всем относящимся и к литературе, и далеко не только о литературе, поскольку русская литература, впрочем, естественно, любая, но именно русская, на мой взгляд, особенно, никогда не была только литературой.

Более того, было бы ещё полезнее, если бы каждая лекция стала темой ещё и дополнительной достаточно массовой (но, конечно, не чрезмерно, не превращаясь в митинг или ток-шоу) беседы, а то и цикла бесед заинтересованных читателей, совершенно не обязательно профессиональных критиков или литературоведов.

Но это я, видимо, уже совсем размечтался. А заговорил об этом лишь как о шансе попытаться восстановить хоть в малейшей степени тот самый утраченный единый культурный код. Потому что говорить на одном языка и понимать собеседника по-настоящему можно на самом деле лишь тогда, когда вы с детства читали одни и те же книжки. Ну, понятно, не буквально, а в каком-то едином смысловом и историческом поле.

И совсем последнее. Написать эти строчки пришло мне в голову после того, как услышал сегодня сказанное Быковым о «Черном человеке». Ничего особо оригинально или поражающего исключительной глубиной, но интонация показалась мне очень верной.

И сразу почему-то вспомнилось, как я в юности был влюблен в поэзию Маяковского, а Есенина презирал, считая советским «деревенщиков», и как за жизнь постепенно отношение менялось на противоположное, и как в неустановимый, но несомненный момент «Черный человек» оказался из самых любимых мною произведений…

Очень рекомендую. Перечитайте ещё раз. Никогда не вредно.
вторая

Это - ничего не сказать

Предельно субъективно

Встретил в комментарии, очень опосредовано относящемся к моему предыдущему тексту.

"Где-то год назад я услышала это стихотворение в исполнении Сергея Безрукова. Сказать, что его прочтение меня впечатлило - это ничего не сказать. Оно было настолько мощным и эмоциональным, настолько мастерским и блистательным, что совершенно ошеломило меня. И мне периодически просто хочется пересматривать это видео, что я и делаю с огромным удовольствием. А эта поэма - одно из самых любимых есенинских произведений".



Внимательно послушал. Потом ещё пару раз. Просто чтобы убедиться окончательно, ничего ли не пропустил и не попутал.

По-моему, так это полный бред и абсолютное непонимание того, что читаешь. Ну, и плюс, конечно, полное отсутствие вкуса и малейшего образования у актера.

Извините.