March 31st, 2016

вторая

Годы губермании

Был когда-то такой Боря Китаец. То есть, никакой, естественно, не китаец в любом смысле, по национальности что-то среднее между казахом и евреем, и фамилия другая, я если и знал её, то давно забыл, но кроме как Китайцем его никто не называл. Впрочем, известных в определенных кругах людей с таким именем и погонялом было несколько, сейчас имею в виду того, что занимался антиквариатом, в основном досками, и жил в районе Речного, но совсем не рядом с метро, довольно неудобно было добираться.

Мы в первой половине семидесятых дружили. Хотя нет, конечно, не дружили и даже не приятельствовали, а больше так, по делам. Но отношения складывались до определенного момента довольно добрые и даже иногда теплые. И бывал я у него нередко.

И вот как-то он говорит, мол, мне по делам надо к Губерману срочно заскочить, тут совсем недалеко, он там отдает кое-что интересное, может и тебе что приглянется, я предупредил, что могу не один прийти, хочешь со мной? Я отвечаю, типа, почему же не сходить, если интересное, а кто такой Губерман? Боря посмотрел на меня как на последнего идиота. Ты, говорит, что, никогда его стихов не слышал? И что-то такое прочел.

Я не могу сказать, что мгновенно пришел в восторг и навеки влюбился в эту поэзию. Даже не помню, что это конкретно было. Но явно понравилось, поскольку, когда пришли, попросил хозяина показать ещё что-нибудь, если есть, или почитать, если можно. И в том и в другом было отказано, но не из вредности и без высокомерия, просто за недостатком времени и наличием более важных и неотложных дел.

Опять же, не скажу точно, купил ли я у Губермана тогда что-нибудь. Как и в следующие несколько раз, когда там появлялся. Но вот стихов от автора я так и не услышал. И вынужден был знакомиться с ними позднее по каким-то самиздатовским обтрёпанным и зачитанным листкам, которые давал мне Боря Китаец. Нравилось всё больше и больше.

Потом я узнал, что Гарика посадили. После того, как ближе к середине восьмидесятых он вышел, мы не виделись, затем он уехал в Израиль, но к тому времени он стал уже одним из самых любимых мною современных русских поэтов. Таковым остался и до сих пор.

Я чего, собственно, обо всем этом вспомнил. Игорю Мироновичу Губерману скоро восемьдесят. И случайно прочел, будто он собирается в связи с этим дать несколько концертов в Москве. Пока, правда, официальных подтверждений не нашел, но, может, не врут.

Сам я пойду вряд ли, стал бояться последнее время смотреть вживую на людей после стольких лет перерыва. Но другим советую, получите большое удовольствие. Понятно, что я не ко всем обращаюсь, а только к тем, к кому обращаюсь.

И давно стало стандартным приемом любой текст о Губермане заканчивать каким-нибудь «гариком», тем более, что проблем никаких, у него любой подходит к случаю тоже любому. Но я не стану этого делать. Если кто сам вспомнит, то хорошо, а нет, так ещё один повод пойти послушать.

Или поздно уже… Не знаю. Страшновато от размера времени.
вторая

Мирный советский трактор

Очень косвенно, конечно, но то, что я хочу сейчас сказать, имеет некоторое отношение к предыдущему тексту.

«Гарики» Губермана уникальны, в числе прочего, ещё и тем, что они практически вне времени. Вы можете просто в виде эксперимента взять любой, только не поглядывая в дату, и почти никогда, во-первых, не определите, в какие годы, даже приблизительно, это было написано, а, во-вторых, их юмор (да, предельно условно) абсолютно не теряет остроты от прошедших лет и изменения общего контекста.

А, между тем, с юмором в принципе происходят постоянные и удивительные трансформации. Например, последнее время, на самом деле уже довольно давно, практически не появляется новых смешных анекдотов. Что-то до синевы вымученное и натужное, в крайнем случае удачный и приспособленный к нынешним реалиям пересказ какого-нибудь старого классического сюжета.

Тому очень много причин, но вот, в частности, всего одна. То, что ещё недавно считалось бы анекдотом, становится темой первополосных заголовков СМИ и естественным информационным фоном. Что автоматически вовсе не смешно.

Например, сегодня всюду и без малейшего намека на улыбку:

«ФСБ поймала подготовленного ЦРУ украинского шпиона. Задержанный ФСБ офицер СБУ рассказал о причастности США к пыткам в Донбассе».
вторая

Сказки бабушки Кабаевой

Нас здесь не стояло. Эти грязные инсинуации, знаете ли, ещё пару дней назад начались.

Когда только кремлевские сдуру внезапно заверещали про готовящиеся западные информационные вбросы, ко мне зашел, подчеркиваю, что специально зашел, а не позвонил, как обычно в подобных ситуациях, один мой знакомый, человек известный, неуголовно авторитетный и «вхожий» куда надо. Поинтересовался, мол, это ты Васильев мутишь, Лесин, или ваша общая подлянка наклёвывается?

Я сразу возмутился и гневно отверг. То есть, представления не имею, чего там такого готовится, может, какие материалы и используют по мелочным тактическим соображениям, но то, что к самим такого рода акциям я лично никакого отношения не имею, это точно. О своих связях с покойными и упоминать не желаю даже в форме шутки. Не повод здесь хихикать.

И тут дело не в том, будто чего-то боюсь и заранее открещиваюсь. Просто считаю такое примитивное использование серьезной информации полнейшей профанацией и дискредитацией реальных и значимых процессов. И, тем более, если говорить о уже сегодня начавших просачиваться кухонно-коммунальных сплетнях, типа кто кому какую квартиру подарил или госзаказ скинул, это вообще не мой уровень и полная чепуха.

И потом. В данном случае пока выступают те информационные силы, которые, с одной стороны, полностью ориентированы исключительно на западный даже не электорат, он тут вообще не совсем причем, а некое абстрактное общественное мнение, не имеющее никакого значения в нашей стране. А, с другой стороны, всё это вовсе не влияет одновременно и на нашу внутреннюю ситуацию, и на принимающую реальные решения западную, типа, элиту.

Короче. Это всё пока не то. Когда будет то, мне вам и объяснять не придется, что это. Сами увидите и сразу поймете.