May 15th, 2016

вторая

2 Р 2

Ну, я всё прекрасно понимаю, уважаю и учитываю. Прямые эфиры, нервы нынешней отечественной обыденности, «эти дни» и бесчисленное количество прочего подобного.

Однако так ли уж трудно один раз и навсегда запомнить до уровня автоматизма, что шестиюродные братья Рузвельты были президентами США в принципиально разные времена, Теодор в самом начале века, а Франклин Делано в середине, включая Вторую мировую?

Сколько уже можно подобной мелкой чепухой дискредитировать даже порой вполне здравые мысли? Жуткое какое-то неуважение к публике.
вторая

Природоведение

Из меня, конечно, ботаник тот ещё, как и орнитолог, и с годами количество знаний в этих областях не увеличивается, но зато сентиментальности всё больше, боюсь, скоро начнет выплескиваться через край.

Вышел сейчас в свой лесок, мерзко, сыро, ознобливо. Но там вокруг березок, кленов и редких сосен какие-то цветочки в немереном количестве. Белые, синие, желтые, вообще непонятных оттенков… Вообще представления не имею, как называются. Птички поют… Тоже мне абсолютно неизвестные. Но как исполняют, сволочи!

Что ещё нужно для радости и умиротворения? Полный бред, похоже, изначально заложена серьезная ошибка, ну, не может человек быть таким дерьмом.
вторая

Вечная песня о главном

Я никогда ничего подобного даже сам для себя четко не формулировал, но как-то так оказалось, что за прошедшие полтора уже с лишним десятилетия моей деревенской жизни я оказался примерно в курсе музыкальных пристрастий и вкусов местного населения.

Информация моя складывается из двух основных источников.

Первое, это то, что поют подвыпившие мужики и даже иногда почти совсем трезвые бабы по праздникам или затянувшимся выходным, когда веселыми компаниями прогуливаются в сторону водоема с заходом в магазин и обратно, но с тем же заходом.

Однако главное, конечно, это звуки, несущиеся потом до глубокой ночи из колонок мощной аудиотехники, выставляемых специально поближе к улице или соседскому забору, дабы поделиться своим хорошим настроением с как можно большим количеством народу.

Прежде всего, несомненно, пристрастия поровну делятся между условно «Владимирским централом» и столь же условно «Батяней комбатом». Чуть отстает от всего этого вторая парочка – что-нибудь народное. Типа «Черного ворона» и отечественное псевдоретро, в основном ранние песни Аллы Пугачевой.

Однако следует подчеркнуть, что подобное вместе взятое составляет не многим более половины общего объема. Минимум процентов сорок занимает совсем уж полнейшее разнообразие. Например, во время прошлых длинных майских как-то вечером соседи одновременно с четырех сторон устроили мне концерт из Милен Фармер, «К Элизе», Битлов и «Армии любовников».

Если учесть, что, устав от какофонии и подвыпив, я перекрыл их всех при помощи специальных «Klipsch», предназначенных для палубных мероприятий на американских авианосцах, скрипкой Паганини, то представляю себе, что обо всех нас мог подумать кто-нибудь посторонний и, главное, трезвый. Прочем, у нас здесь такие столь редки, что беспокоиться особо не стоит.

Но я это, собственно, вот к чему. Несмотря на такое многообразие вкусов и даже определенную, хоть и крайне своеобразную, эстетическую изысканность, зуб даю, никто в деревне не знает, кто такой Сергей Лазорев. Не потому, что он плохой или хороший, я тоже представления не имею, какой он, ну, просто не находится этот певец на магистральных направлениях местного музыкального интереса. Так случилось, я например, и Кшиштофа Пендерецого здесь не слышал, ничего страшного.

Так что тут всего лишь в некоторой степени случайная данность – не знают такого артиста. Но зато уже сегодня с утра практически все, я по ряду обстоятельств вынужденно убедился лично, знают и уверены, что наших очередной раз подло засудили на «Евровидении».