May 18th, 2016

вторая

Имени товарища Хантингтона

Человек купил квартиру в моем доме. Ну, то есть, в том, где я живу в Москве. Сделал это уже какое-то время назад, цены тогда уже упали, но ещё не как сейчас, в любом случае заплатил минимум под миллион долларов, тут без малейших сомнений.

И решил сделать там серьезный ремонт. Не просто, а можно сказать практически капитальный, со сносом всех внутренних стен, благо, они у нас все не несущие, о полах и прочем уже не говорю.

Одновременно частично начался завоз и новых отделочных материалов. Поскольку всё это происходит на моем этаже, невольно, как всё-таки немножко специалист, могу заверить, что продукция высочайшего качества и исключительно импортная. На квартиру такой площади, более ста пятидесяти квадратных метров, на заявленном уровне вместе с оборудованием и прочим сопутствующим уйдет от сотни тысяч долларов и до бесконечности.

Я всю эту чушь с неприличным заглядыванием в карман ближнему пишу с одной целью. Вчера произошел даже не столько межнациональный или межрелигиозный, сколь более глобальный межкультурный и межцивилизационный конфликт. Два молдаванина напились и стали гонять киргиза, которых оказался истинным мусульманином и принципиально остался трезвым.

Сначала драка оставалась в стенах закрытого помещения, потом перекинулась на места общего пользования, вызвали милицию, буянов повязали и в конце концов история завершилась благополучно. Так вот, это троица, та самая бригада, которой был поручен изначально описанный ремонт.

Ещё раз повторю и подчеркну. Тут не какие-то подсобные рабочие на первоначальном этапе. Два молдаванина и киргиз – это вся бригада, которую наняли на весь процесс целиком. Они не первый месяц безвылазно сидели в квартире, громили её внутренности строго в определенные положением ТСЖ сроки, никому не открывали дверь, кроме как по предварительному телефонному звонку специально обученному снабженцу и, если бы не обидный инцидент, неизвестно сколько бы ещё времени продолжали свое благородное занятие.

Не знаю, удалось ли мне передать читателям уровень моего умиления. Может, кому-то покажется это вполне естественным. В смысле, купить такую квартиру, затеять там подобного рода реконструкцию с отделкой и нанять для проведения всех работ двух молдаван с киргизом. Ведь национальность и гражданство значения не имеют, мастерство от них не зависит, а напиться и подраться способны многие самые лучшие отечественные строители.

Всё так. Но почему-то восхищенная улыбка блуждает на устах моих с момента, как я узнал об этой истории. И восхищение, кроме прочего, более всего относится к личности до сих пор неизвестного мне хозяина квартиры, будущего моего соседа.
вторая

Про будильник

Я, возможно, снова недостаточно внятно выразился относительно «сна разума» и шансов на пробуждение некоторых, на мой взгляд, необходимых Западу политических сил. Потому получив в определенной степени вполне справедливые возражения и замечания в комментариях, что силам этим неоткуда взяться, поскольку на них нет общественного запроса и наиболее востребованы сейчас как раз наоборот «веганы».

Но я же и не говорю о нынешней ситуации в статике. Хотя и она не столь уж, похоже, статика, кое-кто, из тех, что поумнее, уже зашевелились потихоньку, уж очень наш вождь постарался. Однако имею в виду несколько иное. В нюансы сейчас лень, потому, простите, предельно кратко.

У меня есть приятель Андрей. Он с подросткового возраста увлекается автомобилями и воспринимает езду как некий самый органичный для него и доставляющий наибольшее наслаждение способ самовыражения. Потому каждый день, когда он много часов проводит за рулем, то, по сути, тренируется в своего рода спорте. И, так как это продолжается больше тридцати лет, то водит очень хорошо.

А я всегда воспринимал машину исключительно как инструмент для перемещения своего тела из одной точки в другу. И удовольствия от процесса никогда не испытывал. Потому, несомненно, водитель гораздо худший, чем Андрей, и всегда был худшим.

Но он рискует ежедневно несколько десятков раз. А я рисковал по крайней необходимости пару раз в год. Потому просто по закону больших чисел и теории вероятности, при всём своем профессионализме три-четыре аварии за тот же год у него происходят. Да, пока, слава Богу, особо опасных для здоровья и жизни не было, но достаточно убыточных финансово предостаточно. Он утверждает, что всегда невиновен. И я даже готов верить. Но самого факта это никак не отменяет.

А у меня, несмотря на мой неизмеримо меньший класс вождения, если не считать первый год, когда по нелепой случайности произошли два небольших инцидента, в которых я в самом деле формально был абсолютно невиновен, но из которых сделал соответствующие выводы, за последующие почти тридцать пять лет водительского стажа на машине не появилось ни одной даже мельчайшей царапины по причине ДТП.

Можно с каким угодно мастерством совершать фигуры высшего пилотажа вокруг Западных боевых кораблей и самолетов. Причем, отдельно и особо подчеркиваю, не только в прямом, но и переносном смысле. Но и тут законы больших чисел вместе с теорией вероятности работают столь же неотвратимо, как всегда и везде.

Так что, на вечное везение шансов никаких. Естественно, если не прекратится опасная езда, но на это шансов ещё меньше. А дальше включаются многие механизмы, и прежде всего даже не технические, а общественно-политические и цивилизационные, в ходе которых и востребованы окажутся те, кто должен быть в таких случаях востребован, и в любом случае выигрывает тот, кто во всех смыслах, по всем параметрам и по самому большому счету современнее и прогрессивнее.

Правда, всегда есть вероятность аварии с обоюдным смертельным исходом. Но об это что говорить, это дело такое, обыденное и житейское, заранее расстраиваться глупо.

Да и вообще расстраиваться глупо.
вторая

И века не прошло

Больше двадцати пяти лет назад я начал говорить обо этом и во много более грубых и простых выражениях. Да, чего там лицемерить, просто в основном примитивным матом. Надо мной смеялись с оттенком высокомерного презрения.

Похоже, наконец, стало доходить и до самых наивных:

Как видите, речь шла о временном недопущении к исполнительной власти только номенклатурной элиты режима, тех партийных бонз и палачей, кто мог воспользоваться корпоративными связями и тайными ресурсами для саботажа и реванша.

Но, увы, тогда, после победы над путчистами, в интеллигентной, в первую очередь, правозащитной среде эта идея не нашла активной поддержки.

И Сергей Ковалев, и я, и десятки прошедших через репрессии демократов, зная свой народ, испугались волны сведения счетов, которая могла выйти из под контроля и, как нам казалось, перечеркнула бы общее движение к свободе.

Естественно, были против и те, кто, перекрасившись на скорую руку, мог, при ближайшем рассмотрении, оказаться лишенным возможности остаться у руля. Ельцин, хотя его лично эти меры и не коснулись бы (он вышел из КПСС раньше путча), был категорически против. Проект даже не вынесли на рассмотрение ВС.

Несмотря на ту неудачу Галина Васильевна еще будет готовить, теперь уже для Государственной Думы РФ, этот Закон о люстрации. Но ее убийство снимет этот вопрос из повестки дня Парламента…

Сегодня мне ясно, что, не поддержав Старовойтову, не заставив Президента сделать этот необходимый шаг, мы допустили тогда роковую ошибку.