July 1st, 2016

вторая

Старая школа

Вчера вечером неожиданно не где-то в специальном месте, а на первом канале нашего отечественного телевидения обнаружил, что мне хотят показать не Петра Толстого, то есть, его потом тоже показали, совсем уж без этого нельзя, но предварительно возникли титры фильма, о котором я несколько лет назад слышал краем уха. Но так и не удосужился посмотреть

Назвали его по-русски «Реальные парни» («Stand Up Guys»), и нет никакого желания придираться, назвали, так назвали, уж как смогли. Но дело в том, что и всё кино довольно слабенькое. Сюжет стандартный до зевоты, тысячи раз уже отработанный во всех вариантах до мельчайших нюансов. Эдакие «старики-разбойники» голливудского розлива, дешевая сентиментальщина, замешанная на довольно убогом юморе довольно низкого пошиба, да ещё приправленная совсем уж откровенной пошлятиной про «виагру», величину членов и прочую подобную похабель.

Но надо отдать должное остаткам вкуса американского зрителя, я нарочно посмотрел, кино даже в их прокате полностью провалилось, при бюджете в пятнадцать миллионов еле собрало три с небольшим. Убожество.

А в главных ролях там Аль Пачино и Кристофер Уокен. На первых кассетах, которые мы с женой сутками смотрели в конце восьмидесятых, это были подающие большие надежды мальчишки. И вот им хорошо за семьдесят. Занимаются какими-то глупостями. Несут полную чепуху. И я не мог от них оторвать взгляда. Это было настоящее кино. Такого нынче уже почти не делают. Как и мужиков таких практически не производят. Всё по-честному, без дураков и ужасно грустно. Но грустно почему-то без отчаяния, потому, что со смыслом.

Да, и на счет обещанного вчера рецепта ухи. Которая совсем не уха, но я сейчас не стану заморачиваться на тему, почему не уха, нет смысла, скажу о том, что есть, а не о том, чего не случилось.

Удобство в быстроте, простоте, доступности для любой поварской квалификации или при полном её отсутствии, а также, что нынче немаловажно, продукты эти постоянно в продаже почти в любом крупном супермаркете типа «Перекрестка».

Берете три стандартного размера радужные форели, желательно потрошение, кусок филе семги граммов пятьсот и два-три куска спинки архангельской тресочки примерно такого же веса. Четыре-пять средних картофелина, пару помидоров, одну морковь и одну красную луковицу.

В кастрюлю литра три воды (если в конце жидкости окажется недостаточно, тупо добавите из чайника, на вкусе это никак не скажется). От форелин отрезаете головы и хвосты, но не «под корень», а так, с несколькими сантиметрами рыбы.

После чего единственный момент, требующий хоть какого-то умения и, самое главное, хорошего острого ножа, но с ними тоже сейчас нет никаких проблем, кроме финансовых. Этим ножом нужно располосовать оставшееся после обрезания тушки форели вдоль хребта, каждую рыбину так, чтобы она разделилась на три части – две боковые, «на шкурке», и центральную, в которой остались все или, по крайней мере, большинство косточек. Теперь головы, хвосты и хребты кидаете в кастрюлю, огонь на максимум, боковины форели пока откладываете в стороны.

Чистите картошку, режете на относительно мелкие кубики, тоже в кастрюлю. Дожидаетесь пока всё закипит, никаким снятием пены себе голову не грузите, просто уменьшаете огонь почти до минимума и пусть побулькивает минут пятнадцать-двадцать.

Тем временем семгу и тресочку режете на куски со сторонами три-пять сантиметров, луковицу, сняв кожуру, на четыре части, морковь и помидоры по своему эстетическому вкусу.

Если осталось время, примите рюмку, сделайте пару затяжек, затем выловите (я это обычно делаю небольшим ситечком для кофе, но можно удовлетвориться и обычной ложкой, помогая себе тефлоновой или даже примитивной деревянной лопаточкой) хребты, головы и хвосты форели, можете сразу выбросить, а можете положить в глубокую тарелку и потом как-нибудь потом покопаться в этом под настроение, но только не разогревайте.

Кладете морковь, помидоры и лук, столовую ложку соли без верха (это блюдо требует много соли, но на всякий случай, дабы не переборщить, не кладите изначально больше, лучше потом добавите уже в тарелку), пяток листиков лаврушки, снова доводите до кипения, варите ещё минут пять-семь, и высыпаете остальную порезанную рыбу. Снова до кипению, дальше буквально максимум секунд десять (!!! Это, пожалуй, самое важное, не переварить) и выключаете, но с конфорки не снимаете, пусть настаивается.

Теперь возвращаемся к форели на кожице. Её у вас шесть кусочков. Раскаляете сковороду до предела, немного растительного масла, и кладите рыбу кожей вниз. Ровно одна минута, выключаете огонь, переворачиваете рыбу, ещё через тридцать секунд перекладываете на тарелку, решите каждый кусок на три-четыре части. Всё.
Дальше уже, по сути, не приготовление, а сервировка. В глубокую миску достойного размера кладете оливки, маслины, по пониманию порезанные несколько долек лимона и форель. Заливаете всё содержимым кастрюли, а сверху побольше свежей мелко нарубленной зелени. Я ещё сильно перчу, но это уже совсем индивидуально.

Как и предупреждал, никакая это толком не уха. Но понимающие люди получат удовольствие. Такое уже почти никто не делает. Старая школа.
вторая

Оптимизация куусинезации

«Перефразируя высказывание одного из моих финских друзей, мог бы сказать, что организация НАТО наверное с удовольствием воевала бы с Россией до последнего финского солдата. Вам это нужно?» - еще раз спросил он. «Нам нет, мы не хотим, а вы сами решайте», - предложил Путин финнам.

Финны, суки, доиграются. Устроят попытку государственного переворота. Что этим словом называть, мы сами решим и никому в наши внутренние дела лезть не позволим со своими печеньками.

В исконно принадлежащем России районе деревни Вайниккала будет проведен референдум о независимости, после чего вся эта исторически принадлежащая издревле нам территории с радостным и сладострастным стоном вольется в материнское лоно.

Устал ждать. Чего медлим? Все на лыжи!