August 30th, 2016

вторая

Jedem das Seine

Концентрационные лагеря – это изобретение не России и не Германии. Но мы сейчас не будем вдаваться в историю или теорию вопроса, а просто отметим, что что всё-таки нынче понятие концлагеря у большинства ассоциируется, если отбросить японскую всё-таки некоторую экзотику, именно с советскими и гитлеровскими заведениями такого рода.

Так вот, в них в разные времена и в разных формах существовали театры, кинотеатры, библиотеки, оркестры, художественные объединения и ещё много чего подобного, вплоть до публичных домов и подобий кафе. Причем, не для охраны и обслуживающего персонала, а и (или в том числе) именно для узников.

Что же касается планировки лагерей, внутреннего и окрестного дорожного покрытия, функционирования всех систем жизнеобеспечения, включая водопровод, канализацию и энергоснабжение, в некоторых местах, для определенных категорий заключенных и в какие-то периоды они вовсе были такова качества, о котором жители некоторых мест планеты и сейчас могут только мечтать.



Еще раз повторю и уточню. Я ничего не обобщаю и не абсолютизирую, а также надеюсь, что никому не придет в голову обвинять меня в принадлежности к тем, кто считает, будто всякие ужасы придуманы, а лагеря были почти профилакториями. Но то, что я говорю, со всеми произнесёнными мною (и ещё большим количеством опущенных для экономии места) оговорками, является правдой, которую очень просто проверить, материала осталось достаточно.

Однако и до возникновения концлагерей в условно современном виде, и во время их расцвета (и даже нынче, хоть уже крайне редко и атавистично), существовали поселения на разных концах Земли, от русского крайнего севера до американского дикого запада, от караибских островов до австралийских побережий и от мрачных скандинавских скал до южноафриканских красот, где ничего подобного упомянутым приметам лагерной культуры и цивилизации или не было вовсе, или всё ограничивалось набором исключительно из Библии и публичного дома.

И тем не менее, даже самый комфортный концлагерь с самым мягким режимом, доброй охраной и высокодуховными зэками остается концлагерем.

А погрязший в мерзости греха и разврата Тумстоун, утопающий в дорожной грязи, человеческих нечистотах и беспробудном пьянстве, под грохот непрерывной перестрелки между Эрпами и Клэнтонами, даже до восемьдесят первого, когда появился Schieffelin Hall, был городом свободных людей.

Впрочем, как там написано над входом в Бухенвальд…
вторая

Остряки

У нас в Крылатском постоянно увеличивается количество ломбардов. Я вот почему знаю.

В лифтах моего дома установлены мониторы, на которых под очень тихую, но весьма приятную музыку разные конторы предлагают заложить то «Patek Philippe», то что-нибудь от « Chopard», а изредка, чуть прибавляя в громкости и трагичности мелодии, кто-нибудь намекает, что, в принципе, не против принять и «Bentley», но только если не слишком коцаный.

А тут вдруг и на улице неподалёку вывеску заметил, и в лифте рекламой почти тут же было подтверждено, открылся новый, который гребет всё без особого разбору, лишь бы подороже. Называется «Залог успеха». Я даже улыбнулся, ничего, весело, не без юмора ребята.

Пришел домой и даже поинтересовался в интернете. Оказалось, с девятого года ещё фирма, теперь довольно крупный и авторитетный сетевик. Раньше называлась «Ломбард 911». Кстати, тоже ничего. Но новое имя, конечно, лучше.

Искренне пожелал шутникам успеха.
вторая

Ликбез безлик

Дабы в данном случае полностью исключить малейшую двусмысленность и любое недопонимание, сразу хочу категорически заявить, что всё последующее является исключительно покаянием, смешанным с извинениями и самокритикой.

С самой ранней юности, ещё со школы, под влиянием только тогда появившихся в печати первых старых фундаментальных работ Льва Семеновича Выготского, я занимаюсь, теперь уже могу надеяться, что, хотя бы из уважения к почтенному стажу, почти полупрофессионально, этой темой.

В смысле, что есть психическая норма и здоровье, насколько всё подобное крайне относительно, и как в эту систему пытаться встроить самого себя со всеми тараканами, глюками и прочими прибамбасами, начиная от постоянного пьянства высокого уровня концентрации и заканчивая генетическими капризами слишком большого национально-культурного компота?

То бишь, ещё раз и гораздо проще. На самом нутряном уровне ощущаю и осознаю абсолютную относительность понятий ума, вменяемости, сумасшествия, адекватности и всего подобного. И с годами, сопутствующими старению, всё более утверждаюсь в размытости границ и понятий.

Однако со стыдом ничего не могу с собой поделать. Ёбнутые придурки с каждым днем всё менее веселят и всё более раздражают. Обеими руками удерживаю себя от такого рода опасной и постыдной тенденции, однако постоянно этими самыми руками слабею, потому начинаю почти паниковать.

Подумываю обратиться к хорошим врачам. Пока удерживает лишь легкое сомнение в их наличии на данной конкретной планете.