August 31st, 2016

вторая

Бестолковый словарь

Уже какой-то пошловатый анекдот получается. Пытаюсь сформулировать и изложить какую-нибудь примитивную мысль, иногда вместе с сопутствующими ей ощущениями, после чего с изумлением наблюдаю полное не то, что читательское непонимание, обычно там и понимать-то особо нечего, а вовсе реакцию на что-то принципиально иное, к написанному мной никакого отношения не имеющее, и на следующий день начинаю объяснять, что именно я хотел сказать вчера.

Чувствую себя, честно признаться, полнейшим придурком. Не очень приятно, но всё-таки последний раз попробую, коли начал.

Слово «пиво» на самом деле очень многозначно. Истории этого напитка, технологиям изготовления, видам, сортам и прочему подобному посвящена гигантская литература, но все проблемы до сих пор не исчерпаны и могут быть предметом бесконечных, что исследований, что разговоров. Но, если я говорю, что «мы пошли попить пивка», или «эта рыбка лучше всего идет под пиво», то не всегда считаю нужным сопровождать такую реплику подробным углублением в бездну фундаментальных рассуждений обо всем, касающемся пива.

Слово «концлагерь» - это вообще не точный термин, а всего лишь довольно распространенный штамп. Однако тут не плюс и не минус самого слова, а данность, присущая, кстати, если не подавляющему большинству, то очень многим словам. Что абсолютно естественно для любого языка и даже во многом составляет его суть, но и эта тема совсем отдельная, занявшись которой так и не получится никогда дойти до того, что я в данный момент хочу изложить.

Вот и вчера я, уже понимая и опасаясь предсказуемой западни пустого занудства, сразу же предупредил, что историю и теорию понятия «концлагерь» мы опускаем, как в данном случае постороннюю. Но по уже традиции услышан не был.

А для людей моего поколения, для колымчан уж особенно и без исключения, «концлагерь» звучал однозначно. Если говорилось, что «он был в концлагере», то без вариантов в немецком, в смысле фашистском, тогда это не разделялось. А наши, ленинско-сталинские и даже более поздние (хотя относительно них уже появлялось слово «колония») назывались просто «лагеря». «Привет из дальних лагерей» не требовал уточнение. А вот прочие как раз требовали и каждый раз (за редчайшим и при том нередко вызывавшим последующие шутки исключением) употреблялись, типа «пионерский», «туристический» или «военный». Но сейчас уже слух многих не сильно поцарапает фраза вроде «в одном из воркутинских концлагерей», такое наименование стало более обобщенным, потому для удобства я его и использовал. Как всё то же упомянутое «попить пивка».

А в реплике «Jedem das Seine» всего лишь пытался изложить свое предельно простое мнение. Да, я лично большой любитель комфорта и всяческих культурно что массовых, что камерных и сугубо факультативных развлечений. Но само по себе наличие и даже увеличение числа примет цивилизации, хоть ярмарки мёда и варенья на центральных площадях, хоть открытие новых театров, хоть гигантские выставки Айвазовского, хоть беспредельное расширение тротуаров, хоть создание пешеходных зон, - всё это и подобное отнюдь не делает концлагерь свободным городом. Как и наоборот.

Однако никому ничего не навязываю, понимаю, что имеются совсем иные чувства и мнения, потому и озаглавил, и закончил текст словами надписи на воротах Бухенвальда. Ведь действительно, каждому – своё.
вторая

Парад ОК-с!

Как-то пытался в этом своем Журнале осуществить показавшийся мне забавным проект. Высказывал какую-то для меня абсолютно очевидную мысль и смотрел, сколько читателей с ней согласится. Естественно, подавляющее большинство как раз категорически не соглашалось.

Собирался уже заняться определенными обобщениями с попыткой хоть какого-то анализа, но отвлекся, закрутился, так всё и повисло в воздухе, сейчас уже трудно даже отыскать те тексты. Впрочем, возможно, когда-нибудь попробую, уж очень много времени и сил тогда затратил, слегка жалко, однако сейчас не о том речь.

Одна из заметок была посвящена, пожалуй, самому для меня бесспорному – несправедливости и порочности прогрессивной шкалы налогообложения. Сразу подчеркну, что имел в виду исключительно индивидуальные налоги частных ли, корпоративные и прочие подобные не трогал, там штука несколько более сложная.

А я говорил о бытовом и примитивном. Что я при плоской шкале плачу в месяц тридцать тысяч налогов, а мой сосед в деревне Валера – меньше трех. В общем-то и это несправедливо, поскольку государственными услугами, в предельно широком значении этого понятия, на оплату которых как бы теоретически и идут эти налоги, Валера пользуется во всяком случае не меньше, а на практике и гораздо больше меня. Так что, если уж совсем по-честному, то шкала должна быть хотя бы регрессивной, если не унифицированной по конкретной сумме.

Ну, да ладно, внутренне я согласен и с нынешней плоской, считаю, что эта разница между моим и Валериным взносом вроде жертвоприношения судьбе, знаете, как я и милостыню на улице подаю ведь не из каких благородных соображений, тем более, прекрасно понимая, кому и на что она идет, а чисто откупаюсь от злого рока, предпочитая не связываться со вздорными Парками по таким пустякам.

Но уж прогрессивная шкала представляется мне совсем бредом. Почему, если я заработаю ещё в два раза больше денег, то должен платить в пользу всяких «валер» уже не шестьдесят тысяч, а, скажем, семьдесят пять? Моему слабому уму такая логика вовсе непостижима.

Однако, конечно, я тогда получил огромное количество откликов, авторы которых доказывали с железобетонной уверенностью и искренностью, что я одновременно и полная сволочь, и идиот, и элементарно жуткая жадина, не говоря уже, какой подлый спрут-эксплуататор.

Я вот почему сейчас об этом вспомнил. На днях поделился своим пониманием семейного бюджета. Подчеркнув, что это не модель а всего лишь мой личный вариант. Поскольку считаю, что семья и государство существуют по совсем разным, в том числе и экономическим, законам, то в моей «ячейке общества» не никаких «личных денег», а всё общее, разве что с какими-то необременительными условиями.

Со мной, собственно, никто особо не спорил, но люди начали делиться и иными вариантами, и теоретически существующими, и собственными на конкретных примерах.

Кто-то говорил об обычае скидываться строго определенными по количеству деньгами на общие нужды, а остальное на собственного усмотрение каждого члена семьи. То есть, что я и называю «налогом, унифицированным по конкретной сумме».

Кто-то рассказывал об определенной едином проценте с доходов. То есть, именно о плоской шкале налогообложения.

Ещё всяческие предлагались и описывались формы и методы формирования семейных бюджетов и «общих котлов» в них. Но никто (повторяю – никто!) не упомянул о необходимости вносить в тот самый «котел» тем больший процент, чем больше человек зарабатывает. То есть, «прогрессивная шкала» как бы оказалась полностью забыта и выведена из круга даже предполагаемых вариантов.

Простите, я без всяких глубокомысленных обобщений, всего лишь поделился тем, что меня слегка развлекло.
вторая

Как вариант

Ладно, это всё глупости. Я вам лучше расскажу, как быстро, довольно легко и относительно недорого приготовить любопытный ужин на двоих-троих. Собственно, о практически всех ингредиентах по отдельности я уже писал, потому здесь предельно кратко, смысл, собственно не в самих продуктах, а в их не совсем обычном сочетании, которое и возьму на себя смелость порекомендовать.

Покупаем стерлядь, они нынче все практически одного размера и стоят у нас в «Перекрестке» обычно меньше четырехсот за кило. Пяток помидоров «Кумато», марокканские сейчас дешевы, не помню точно, но заплатил порядка сотни. Пару красных луковиц, три-четыре средние картофелины, одну морковку, лимон. Примерно полкило лисичек. Банку красной икры «Путина». Она сама по себе весьма посредственная, но для данного блюда вполне сойдет, хозяева фирмы утверждают, что к Путину она отношения не имеет и продают в нашем районе по 149 рублей за банку. Зелень по вкусу.

Стерлядь обвариваем кипятком, как следует моем в теплой воде, желательно со щеточкой, чтобы не осталось черной слизи. Режем кусков на шесть, считая голову, из которой ножницами вырезаем жабры. Дальше внутренности из каждого куска, если умеете, вынимаете не разрезая брюшка. Но если не получится, то разрежьте, ничего страшного, а уж в этом случае любой справится.

На противень – фольгу, на неё, именно в таком порядке, оливковое масло (подсолнечное ректификат тоже можно), соевый соус, винный уксус (всё без фанатизма, но особо не экономя) и пару щедрых щепоток соли. Кладем рыбу, после чего всё повторяем в обратном порядке, начиная с соли и заканчивая маслом. Постарайтесь чтобы всё попало и на те части, которые без кожи, то есть внутрь и на разрезы. Фольгу подворачиваем по краям, создавая бортики, но ни в коем случае не укрываем рыбу полностью. Ставим в духовку градусов на 200.

Грибы заливаем кипятком, добавляем столовую ложку уксуса, можно самого обычно, если винный жалко. Через две-три минуты промываем под краном в дуршлаге и выкладываем на бумажное полотенце, пусть подсыхают.

Жарим на одной сковородке на среднем огне и оливковом масле красный луки и морковь, мелко нарезанные, но опять же без неоднократно упоминаемого фанатизма. На другой сковороде так же жарим картошку. Минут через десять-двенадцать, ну, максимум пятнадцать содержимое одной сковороды, какой – без разницы, перекладываем в другую, накрываем крышкой, плиту выключаем, но с конфорки сковородку не снимаем, пусть доходит.

Рыба уже пятнадцать двадцать минут в духовке. Вынимаем. Разрезаем каждый помидор на четыре части (я ещё и эту черненькую жопку выковыриваю, но многие не заморачиваются), и нашпиговываем по возможности стерлядь, что останется просто сваливаем рядом. Сверху ломтиками лимонов, я обычно пользуюсь тонко нарезанными из половинок. Снова в духовку на те же пятнадцать-двадцать минут, в зависимости, какую степень пропечения вы предпочитаете.

Раскаляем сковородку на максимум, льем растительное масло и всыпаем грибы. Тут желательно пользоваться специальной сеточкой, чтобы не забрызгать плиту и самому не обжечься случайно брызнувшим маслом. Через пару минут ополовиниваем температуру и жарим, изредка переворачивая лопаткой, те самые минут пятнадцать, что остаются до готовности рыбы. Не забыть где-то в середине процесса посолить. Потом пересыпаем в ту сковородку, где картошка с луком и морковью, температуру на четверть, ещё раз всё слегка перемешиваем и оставляем под крышкой на пару минут, пока будем сервировать.

Рыбу с помидорами аккуратно двумя лопатками перекладываем на блюдо. По периметру, но не боясь, если где-то один продукт залезет на другой, в этом даже есть свой определенный шарм, обкладываем стерлядь грибами с картошкой и всем прочим. После чего вдумчиво и аккуратно (постарайтесь не вывернуть на себя или окружающих) прямо из противеня поливаем всё вместе оставшейся там жидкостью А спереди и сзади блюда выкладываем горками по полбанки икры. Можно ещё сверху посыпать зеленью.

Как всем этим закусить водку, я рассказывать не буду. Единственное, не рекомендую в данном случае баловаться всякими белыми сухими винами. А вот лакирнуть пивком никогда не помешает. Но не настаиваю, и так меня уже затравили сторонники здорового образа жизни. Потому умолкаю, сами разбирайтесь со своим пивом.