September 2nd, 2016

вторая

Что в имени тебе моем…

Сидим с супругой ужинаем, вспомнили, что на «Меццо» должно что-то интересное начаться, запускаю телевизор, он оказывается установлен на «Евроньюс», собираюсь переключаться, но тут слышим обрывок фразы из которой следует, что далее будет сюжет, связанный с Терезой Мэй.

И жена меня останавливает, мол, подожди секундочку, давай послушаем, эта девочка хоть и попса, но иногда очень мило играет на своей скрипочке…

Я рассмеялся. Нет, отвечаю, Тереза совсем уже не девочка и вряд ли тебе её исполнение понравится, а у Ванессы «Мэй» только по-русски похоже и вообще даже фамилией не является. В общем, разобрались и сразу забыли, занялись едой под музыку.

Но позднее в виде вечернего семейного застольного развлечения я решил провести небольшой эксперимент. И спрашиваю, а ты знаешь, давай не будем вдаваться в нюансы официальных названий постов, какими странами руководят Мадуро, Ким Чен Ын, Кастро, Каримов, Асад и Эрдоган? Благоверная немедленно и без запинки отрапортовала, даже имя каждого вспомнила.

А теперь, говорю, кто сейчас стоит во главе Канады, Швейцарии, Австралии, Японии, Испании и Швеции? Молчание. Ну, подумай, даю время, сосредоточься. Бесполезно, полное молчание.

А ведь, между прочим, супруга моя не просто весьма образованная и начитанная дама, но и отнюдь не аполитичный человек, вполне следящий за происходящим в мире и достаточно этим происходящим интересующийся. Так что, дело отнюдь не в её невежестве или невнимательности с плохой памятью. Причины, похоже, совсем иные.

Да, конечно, тест не идеальный и не абсолютный. Почти каждый скажет откуда Обама и Меркель, большинство в курсе относительно Олланда, но не всякий сразу сообразит, чем правит Мугабе. Однако в принципе определенная тенденция, несомненно, имеется.
вторая

Как-то не вкурил…

Только сразу предупрежу и подчеркну, что в этом вопросе пока много не слишком четкого и точного. Более того, шансов на появление однозначных и несомненных фактов очень мало. Однако наличие и бытование самой идеи, как таковой, несмотря на возможность самой обширной вариативности, сомнений не вызывает.

В некоторых раннехристианских общинах, например, в коптской, когда языческие храмы перестраивали в христианские или даже заново возводили свои, но используя какие-то уже готовые старые античные элементы, то часто поступали так. Например, снимали с колонны капитель, снизу вырезали на ней крест, а потом возвращали на место и конструкцию устанавливали у входа. Обработанная таким образом она должна была отпугивать языческих богов от святого места.

То есть, ещё раз, даже самый яростный и горячий неофитский монотеизм прекрасно уживался с уверенностью, что со старыми богами нужно бороться. Не с верой в них, а именно с ними самими. И не потому, что они не существуют, а потому, что плохие, неправильные и злые.

Многие либералы, причем даже самые искренние и последовательные, публично признают, что и СССР, и потом Россия по отношению к Японии в вопросе «северных территорий» вела себя не очень последовательно, честно и порядочно. Тут нет и не может быть никакой речи об истине, «исторической принадлежности», международном праве и прочей к подобным ситуациям не применимой мути, а конкретно и прежде всего именно о примитивнейших честности с порядочностью. Постоянно крутили хвостом, надували, врали и прочим подобным образом валяли ваньку.

И те же самые либералы, как только Путин начинает хоть отдаленный разговор о том, что с бардаком даже не то, что пора завязывать, а следует хоть начать говорить о завязывании, вдруг поднимают крик, что он разбрасывается великой и бесценной землей русской, обвиняют, что Китаю отдал родное и кровное, и всё такое прочие.

Нет, конечно, Путин плохой, неправильный и злой. В всё-таки, воля ваша, а в этих упреках в его адрес звучит что-то совсем не либеральное, а сильно коптское.
вторая

Requiem aeternam dona eis

Мои родители умирали по-разному.

Отец, в моем понимании, счастливо и быстро, вечером лег спать как обычно и уже не проснулся.

Мать долго и мучительно, больше года, через тяжелые операции и надежды вперемежку с отчаянием.

Но когда они умерли, то они умерли. Кто хотел - сразу позвонил мне и посочувствовал, кто хотел - пришел на похороны, кто хотел - помянул, кто хотел - сразу забыл и потом не вспомнил.

Всё как у всех, обычно, нормально и естественно.

Когда я умру, то я умру. Очень надеюсь, что быстро и легко, хоть такое счастье дается далеко не всем и отнюдь не зависит от нашего желания или поведения, чистая рулетка, с этим приходится смиряться.

Но уверен, что в любом случае мои дети будут знать точно, когда я умер, что я умер, и не станут устраивать балаган ни из даты и времени, ни из факта моей смерти.

А там уж, кто захочет - посочувствует им, кто захочет - придет в крематорий, а остальные поступят тоже обычно, нормально и естественно.

В общем-то, мне уже будет безразлично. Я ведь не великий незаменимый отец народа, имею право на соблюдение элементарных погребальных правил приличия.

И несоблюдение этих правил никак не окупается трехдневным общенациональным трауром. А лишь увеличивает этим степень неприличия.