September 10th, 2016

вторая

Вам жить

Давно перестал писать о событиях и явлениях, даже находящихся в центре общественного внимания и бурных обсуждений, но уж слишком для меня омерзительных и зачастую просто физиологически отвратительных.

Так не могу себя заставить изложить что-нибудь про выборы, про отечественное здравоохранение, особенно детское, про усыновление сирот и прочее подобное. Старею, надо беречь нервы, от которых, как известно. все болезни, а у меня впереди ещё самые велики свершения, потому озабочиваюсь самосохранением.

И о произошедшем в Беслане на последнем «юбилее», когда гордые горцы в погонах стали хватать неправильно себя поведших матерей, не стал писать по той же причине. Однако сегодня случайно услышал в эфире несколько фраз из больницы от Елены Костюченко, корреспондента «Новой», которую избили после того самого мероприятия, и всё-таки решил обратить внимание на один упомянутый журналисткой нюанс.

Но вопрос о её мнении, почему свои же, осетины, среди которых многие друзья, соседи или даже родственники, не только не защитили взбунтовавшихся женщин, и сами активно участвовали в их травле, Елена, кроме прочего, отметила один момент. Что общество там расколото ещё и следующему признаку. «Терактники» (местный неологизм, который я услышал впервые, но он мне понравился) получили денежные компенсации (точных цифр не нашел, но из того, что удалось выяснить, похоже, в среднем из всех источников до полутора миллионов рублей на пострадавшего), а многие ещё и квартиры. Так что, кто-то им и элементарно позавидовал, но большинство всё-таки просто посчитало, что это не очень честно. В смысле, если взяли деньги у Путина, то нехорошо его оскорблять и называть палачом.

Вот только не надо про «Они это получили не от Путина, а от государства». Подобное любят многие диссидентствующие, принимающие награды со словами типа, это орден не от Путина и вообще не от властей, а от нашей страны. Даже не лицемерие, а какая-то примитивная детская глупость.

От путина, от путина, от того коллективного путина, которым являются и те самые осетинские менты, что хомутали матерей погибших детей, и остальные сограждане, с разными чувствами, но одинаково покорно при этом потупившие взоры, и бесчисленное множество прочих соучаствующих, включая, кстати, и помянутых награжденных диссидентствующих.

Взять хоть что-то из рук палача… Я намеренно поставил многоточие вместо знака вопроса потому, что принципиально не хочу давать ответа или хоть намекать на него. Это представляется мне столь же неэтичным, как давать советы и высказывать свое мнение по поводу интимных моментов чужой супружеской жизни.

Могу лишь заметить, что подобные темы и дилеммы отнюдь не уникальны, например, в свое время они обсуждались в Израиле по поводу компенсаций от немцев, или в Штатах они иногда возникают из-за особенностей их юридической системы, когда оправданный в уголовном суде может проиграть иск в гражданском, как случилось с Симпсоном. А уж если взглянуть на историю, даже не самую далекую…

Ладно, короче, думаю, всё понятно. Продолжать, а, тем более, продолжать морализировать вредно, поскольку всё-таки, вопреки моему желанию может проявиться мое личное никому не нужное отношение. Так что, по теме, напоследок хочу сказать лишь одно. В независимости ни от чего, от любых личных ответов на любые вопросы, самое ненужное и даже опасное – это пытаться обмануть самого себя, делая вид, когда берешь, будто не понимаешь, что берешь и у кого берешь.

А Елене Костюченко, хорошему человеку и профессиональному журналисту, хочется пожелать выздоровления и удачи. Её последняя книга называется «Нам здесь жить». А я всё-таки думаю, что «здесь» достаточно второстепенное, главное – жить, а для каждого значение данного слова настолько своё, что именно в этом «своём» и есть ответы на все вопросы.

Хотя возможно, это и слишком тонко для нашего цирка.