September 21st, 2016

вторая

Титаны Возрождения

Теперь народ стоит на Рафаэля.

Стесняюсь признаться, но я к его творчеству совершенно равнодушен. Кагда в юности годами еженедельно ездил в Питер пошататься по Эрмитажу, то меньше всего было желание останавливаться у картин Рафаэля. Хотя их там, да и во всей стране, только две, небольшие и довольно ранние, но и тогда под очарованием великого имени они привлекали относительно повышенное внимание публики.

Однако я запомнил только народные клички Мадонны, одна «с безбородым Иосифом», другая «Конестабиле», и на том посчитал для себя знакомство с этими шедеврами достаточным. Уж слишком это всё для меня сладковато.

Ну, да Бог с ним, мои вкусовые пристрастия здесь никакого значения не имеют. Людям нравится – пусть смотрят, по-любому лучше, чем портвейном в подворотнях нажираться.

То есть, это я так думал, что лучше, пока не увидел случайно сегодня телерепортаж. Сначала множество интервью, взятых корреспондентами у стоящих в трех-пятичасовой очереди, несколько раз опоясывающей музей, при не самых теплых градусах десяти с самого раннего утра. Всё без исключения говорили о своей тяге к прекрасному и готовности претерпеть любые лишения с трудностями, ради счастья духовного соприкосновения с великим искусством.

А потом камера переехала уже непосредственно в зал самой выставки. И я с большим удовольствием, на весь последующий день улучшившим мое настроение, понаблюдал, что подавляющее большинство, ну, вот честно, абсолютно подавляющее, как только оказались перед картинами, стали дружно заниматься одним и тем же делом.

Они эти картины фотографировали и немедленно (!), тут же (!!), даже не сделав шага в сторону (!!!) выкладывали фотки в Инстаграм со своими восхищенными комментариями. Но и потом не очень занимались лицезрением живописи, а в основном продолжали смотреть в айфоны, ждали, сколько соберут «лайков».

Господи, уж стояли бы в очереди к «поясу Богородицы», много более естественно, искренне и, как ни странно, даже умнее смотрелось бы…
вторая

Земля О. (Крест и маузер) Продолжение третье

(Начало здесь)

Тяжко согрешил Иерусалим, за то и сделался отвратительным; все, прославлявшие его, смотрят на него с презрением, потому что увидели наготу его; и сам он вздыхает и отворачивается назад.
На подоле у него была нечистота, но он не помышлял о будущности своей, и поэтому необыкновенно унизился, и нет у него утешителя.

Вспомнил Иерусалим, во дни бедствия своего и страданий своих, о всех драгоценностях своих, какие были у него в прежние дни, тогда как народ его пал от руки врага, и никто не помогает ему; неприятели смотрят на него и смеются над его субботами.

Видите ли всё это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; всё будет разрушено.


…Развалины Иерусалима догорали. Три башни и кусок западной обводной стены, с несколько издевательской хозяйственной предусмотрительностью оставленные Титом почти нетронутыми, несомненно оживляли и даже украшали картину, однако не сильно меняли её настроение. Основные работы по демонстративному назидательному сравниванию остатков руин с землей ещё не начинались, но осадная техника была уже отведена из центра, поскольку дел явно оставалось немного – все поработали на славу.

Collapse )