October 8th, 2016

вторая

А прошлое темней, темней, темней…

Вчера, в связи со знаменательной датой, я просматривал материалы, посвященные ей, и наткнулся на интервью Сванидзе, где он заметил, что из громких заказных политических убийств в России за все годы раскрыто только дело Галины Старовойтовой. Ему напомнили, что ещё Юшенкова, и он согласился, что да, выходит, что два убийства раскрыты, но всё равно ничтожно мало.

А ведь Николай Карлович обладает прекрасной профессиональной систематической памятью. К том же, это тот круг тем, к которым и он сам постоянно обращается, и его о них спрашивают в публичном пространстве. Так что, это не могла быть случайная оговорка о непонятном и неизвестном Сванидзе нюансе ядерной физики. Но и поводов лукавить или откровенно врать у него в данном случае тоже никаких.

А суть просто в том, что произошла некая массовая аберрация памяти именно в отношении расследования убийства Галины Васильевны. Там было столько как бы связанных с данным конкретным преступлением судебных процессов, заявлений, признаний, приговоров и прочего сопутствующего, что действительно могло сложиться впечатление, будто все виновные найдены и наказаны.

На самом же деле обвинения в адрес Кумарина оказались полным фейком и никем из понимающих людей всерьез даже не рассматривались, а Глущенко, приговоренный, но не в результате процесса, а по соглашению с прокуратурой к семнадцати годам, в любом случае на заказчика не тянул, да в общем и изначально шел максимум как организатор или, скорее, как один из организаторов.

Так что, совершенно неверно запомнилось большинству, в том числе и Сванидзе. Не раскрыто убийство Старовойтовой, совсем не раскрыто, что, кстати и дает до сих пор весьма благодатную почву для множества омерзительных и подлейших измышлений.

Вот убийство Сергея Юшенкова и вправду было раскрыто. Но единственное из подобных.
вторая

Без оценки

Не так давно мы стали после почти уже пятидесятилетнего порыва общаться в интернете с моим соучеником по девятому классу. И на прошлой неделе он прислал мне фотографию каким-то чудом сохранившегося у него моего школьного сочинения. Это несколько листочков из тетрадки, исписанные не слишком читаемым почерком.

Наш тогдашний учитель Александр Владимирович Музылев давал иногда такие задания, написать без оценки прямо на уроке текст на какую-то тему, видимо, это оно и есть, и задача что-нибудь, типа, про возможность дружбы учителя и учеников. Я перепечатал, ничего не редактировал и на дописывал, только подсократил для уменьшения некоторого юношеского занудства.

Возможно, кому-то покажется любопытным, как свидетельство времени. Ещё раз напомню, год написания примерно шестьдесят восьмой:

Collapse )