October 26th, 2016

вторая

Blümenstraße и Blümenstrasse

У реально богатого человека Мусы Бажаева выросла, ну, или почти выросла, чудесная дочка. Умница, красавица (лично не видел, но, если это не только работа дорогих фотографов, то мне действительно очень нравится), не комсомолка, спортсменка – короче, уверен, папина гордость и радость.

Девушка вышла замуж за тоже очень достойного человека и уехала на медовый месяц в Америку. Но там, видимо, как нередко бывает и с гораздо более мудрыми и взрослыми людьми, воздух свободы вскружил ей голову, и в соцсети она на, вероятно, на вопрос, типа, как ей там, ответила: «Везде лучше, чем в Рашке».

Поднялся шум, кто-то, скорее всего папа, намекнул новобрачной, что без Рашки семье пока будет обойтись сложновато, и женщина быстренько ещё более публично поправилась, пояснив, что Россию любит нежно и безмерно, про её великого президента и говорить нечего, а претензии у неё исключительно к погоде и пробкам на дорогах. К погоде особенно. Остальное безупречно.

Павел Воля, надо признать, сам никогда не был особо замечен в каком-то особом патриотизме современного рода и вида, но принадлежал к компании выдающихся россофилов образца Мартиросяна и Галустяна, потому его отъезд с супругой, тоже женщиной хоть и весьма известной, но сильно себя в грудь от любви к родине не бившей, однако публично обещавшей третьего ребенка рожать в России, на ПМЖ в Испанию вызвал в народе некоторое недоумение. Но супруги объяснили, что мера эта сугубо вынужденная и к любимому государству у них нет никаких претензий.

Более того, они будут приезжать по делам (и, уверен, это правда, вряд ли у них дела появятся к какой-то другой стране), но вот погода… Нет, они бы сами, конечно, ещё потерпели, но дети должны расти и жить в нормальном климате, странно, что по этому поводу могут возникать хоть какие-то вопросы.

И это я так просто, первое, что пришло в голову, подобного нынче множество и постоянно. Всех всё устраивает и более того. Но вынуждены сваливать из-за мерзкого климата.

Нет, пожалуйста, вы не подумайте, что я хоть с малейшим осуждением. Совсем наоборот, на эту тему много раз высказывался и искреннейше желаю всем уехавшим и уезжающим удачи и счастья. Мне тут любопытно совсем другое.

Похоже, я единственный человек, который считает именно климат России самым лучшим в мире. Вот только недавно, в конце октября, сидя на веранде роскошного пятизвёздочного отеля над океаном у лиссабонского побережья и между глотком розового ледяного Виньо Верде и свежайшей устрицей изнывая от тридцатиградусной жары, я с великой тоской мечтал о звенящей московской осени…

Так, может, исполнится моя мечта, и все истинные патриоты свалят наконец и дадут мне в блаженном одиночестве недолюбить мою родину под холодным дождем этой проклятой страны?
вторая

Кто открыл Америку? Продолжение третье

(Начало здесь).

Правда, надо признать, что идея это несколько такая, вялотекущая и довольно старая, а пока Лейф не очень видит реальные пути для её осуществления, да и, опираясь исключительно на ресурсы родной Гренландии, трудно замутить что-то основательное и долгосрочное, а к пустым, быстрым и рискованным авантюрам у Эриксона нет особой тяги.

Ему уже за тридцать, по тем временам далеко не мальчик, давно женат, растит сына, сам ведет приличное хозяйство, ожидает, хоть и придется делиться, но в любом случае весьма неплохого наследства – короче, далеко не подвержен каким-то резким непродуманным ребяческим порывам и не имеет никакой насущной необходимости или непреодолимой тяги искать лишние приключения на свою крепкую задницу умелого гребца.

Однако жива, скудно, муторно и неопределенно, как у каждого мужика на четвертом десятке, но жива ещё мечта, вернее, смутное воспоминание ощущения блаженства от той мечты молодости, а в родимой по предкам Норвегии, говорили, новый и не совсем обычный правитель…

Но и Олаф тоже знает о виденных лет десять назад Бьярни землях к западу от Гренландии. Из этого никогда особого секрета не делалось, а «саговое радио» в тех местах работает прекрасно.

И конунг не хуже знает и не менее прекрасно понимает, что для решения поставленной им (или перед ним, но это уже вопрос более высокого порядка, чем тот, который мы пока здесь рассматриваем) задачи трудно не то что найти, но и представить себе кого-либо лучшего, чем возмужавший уже сынок Эрика и продолжатель авантюристически деятельного рода Рыжего, даже если он сам и не столь Рыжий. Тем более, что и базируется вся община этого семейства в самом лучшем с точки зрения этой самой задачи месте.

Collapse )
вторая

О потерянном рабстве и рыночной свободе

Протоиерей Алексий Чаплин (очень прошу не путать со Всеволодом):

Главная проблема современного Православия и, собственно говоря, России (потому что России нет без Православия) – это то, что мы разучились быть рабами. Христианство – это религия сознательного и добровольного рабства.

Рабская психология – это не какой-то скрытый подтекст, а норма мироощущения для православного христианина. Всё современное общество поклоняется идолу социальных прав и свобод. И только Православная Церковь упорно утверждает, что человек – это бесправный раб Божий. Поэтому так неуютно себя чувствует современный «свободомыслящий» человек в православном храме, где всё проникнуто архаикой рабства. Как диссонирует для его уха обращение к священноначалию «Святый Владыко», «Ваше Высокопреосвященство», «Ваше Святейшество», «ис полла эти Деспота» (многолетие епископу), а тем более постоянное именование христианами себя в молитвах «рабами Божьими».

Что стоит за понятием «рабство Божие», нам раскрывает Евангелие. Раб ничего не имеет своего. Он живет только милостью своего Господина, Который, «посчитавшись» с ним, находит его либо добрым рабом, исполняющим Его повеления и достойным еще большей милости от своего Владыки, либо лукавым и ленивым, достойным строгого взыскания. Рабство Божие лишает христиан даже привязанности к самым близким – мужу, жене, родителям, детям. Они не наши – они тоже рабы нашего Господа. И наш Хозяин требует быть привязанным только к Нему и быть готовым в любой момент без сожаления разлучиться не только с самыми дорогими людьми, но и с самой жизнью, которая принадлежит, не рабу, а всецело Богу.

(Читать далее более чем рекомендую).