November 25th, 2016

вторая

«… И мгновенно обратно - выписался бы».

Меня, честно говоря, несколько позабавила (в самом лучшем смысле слова, без малейшего негативного или хоть ироничного оттенка) попытка немалого для моего Журнала количества комментаторов завязать дискуссию о присяге. Пришлось даже попытаться дать какие-то пояснения, но я понял, что всё равно меня никто не услышал, а каждый решил поделиться чем-то своим собственным. Что правильно и естественно, поскольку я и не приглашал к спору, а, в свою очередь, тоже только лишь поделился своим.

Но так как я уже окончательно убедился, что мысль моя оказалась абсолютно никем не прочитана, а она для меня важна, то я последний раз рискну её сформулировать. Сейчас совсем кратко и примитивно.

Первое. Принципиально и изначально отметаю здесь и сейчас все теоретические разговоры о ценности и значимости присяги, данной под давлением обстоятельств. Для себя (лично для себя, поймите же, наконец, потому любые аргументы «против» тут бессмысленны!) считаю таковое давление (а оно, естественно, было, как и у всех) не значимым для обесценивания клятвы и потому полностью её признаю (для себя!).

Второе. Опять же исключительно себя считаю присягу нарушившим, дак как до последнего вздоха не был предан Советской Родине и Советскому Правительству. Более того, в определенный момент сделал всё по мере своих ничтожных сил, чтобы родина моя перестала быть советской, а советское правительство сгинуло побыстрее.

Третье. При этом я не переходил с оружием в руках на сторону иноземных захватчиков и даже внутри страны не был агрессивной нападающей стороной. Что воспринимаю, однако, лишь смягчающим, но не снимающим полностью вину обстоятельством.

Четвертое. И вот, исходя из вышеизложенного, считаю справедливым (для себя и в отношении только себя!) понести наказание по всей строгости и суровости советского закона, а также испытать «всеобщую ненависть и презрение трудящихся». Но поскольку закона такого уже давно не существует, то остается презрение, отношение к которому даже лень излагать.

Аминь. Но этом данную тему считаю полностью исчерпанную и завершенную, обсуждать тут нечего, это как человек с вами делится, что у него от апельсинового сока была четверть века назад изжога, и он с ней таким-то образом справился, а вы бы начали рассказывать, как к этому относитесь, почему у вас на данный сок иная реакция, а изжога от другого, и вообще прежде всего надо бросать курить.

А теперь почему я вообще вспомнил ту старинную историю с моей собственной присягой. Поскольку начались какие-то (с моей, исключительно с моей субъективной точки зрения!) дурацкие рассуждения относительно двух сначала украинских, потом российских солдат, недавно захваченных Украиной, предъявляющей им обвинения в измене.

И опять же, говорю только о своем понимании и ощущении, без малейших юридических формальных даже малейших оттенков. К подобным ситуациям вовсе не вижу возможности применения любых правовых норм, на войне, как на войне, остаться хотя бы частично просто человеком – уже величайшее чудо и счастье.

Так вот, по совершенно конкретному поводу. Солдаты украинской армии дали присягу. Они ей изменили уже тогда, когда не выполнили прямой приказ покинуть оккупированную территорию, а вместо этого в одностороннем порядке разорвали контракт. Но лично я (лично я!) к этому их поступку отношусь совершенно безразлично. Особенно с учетом того, что Украина воевать за Крым не стала (о причинах мы здесь тоже молчим, о них сказано более чем достаточно).

Но вот то, что они впоследствии (без малейшего принуждения, по собственной инициативе, что отмечаю лишь для галочки, так как считаю даже эту информацию избыточной) стали солдатами армии враждебного Украине государства, я ничем кроме измены и предательства считать не могу.

А кто-то, наверное, да, что там, наверняка, может. Ну, и прекрасно. Толку во всех этих «считаниях» никакого, но иногда полезно просто от нечего делать определить позиции.
вторая

Почему у верблюда шея кривая

Что лучше, закатать убившую ребенка шизофреничку лет на пятнадцать или отправить в психушку, откуда чисто теоретически она может очень скоро выйти? Тогда уж на пожизненное, но сажать пожизненно больного человека?

По поводу психически больных – это правовая лакуна во всем мире. И приходится смиряться, пытаясь изобрести что-то лицемерное и внешне справедливое, но наименее опасное для общества.

И тут на первый план выступает отнюдь не формализуемый закон, который в принципе не формализуем, а мудрость, решительность и ответственность конкретных людей. Что, естественно, крайне ненадежно и субъективно, но, к сожалению, иного выхода на существует.

И единственно верным, мужественным и умным поведением является просто спокойно-достойное признание этого факта.

Правосудие нигде и никогда не бывает идеальным и одинаково справедливым для всех. А что бывает?
вторая

Съезжалися к церкви кареты

Ладно, про присягу и всё с нею связанное мы больше не будем, а то повторяется какая-то классическая сказка про белого бычка. Ни то, что я говорю, не то что остальные пишут, ну, то есть совсем никто друг друга не читает и по кругу повторяют практически одно и тоже. Забавно, но скучновато.

Но вот попутно один читатель затронул ещё тему, на которую я давно несколько слов хотел сказать, да повода не было. А тут спасибо, что напомнили. Человек написал:

«Присяга - это как при женитьбе "пока смерть не разлучит нас"? Но та формула - не для наших реалий. Раньше мужики мёрли быстро, и женщина могла спокойно замужиться снова, да и срок жизни был короток.
Сейчас - другие условия жизни, и вполне обычной является серийная моногамия. Для старых привычек она кажется ненормальной, но - жизнь меняется, и если не меняться вместе с ней, то можно вообще вылететь за обочину».

Я далеко не со всем сказанным здесь согласен, но вступать в полемику нет никакой охоты, да и любая полемика по подобным поводам нелепа, тут уж совсем личное дело каждого.
Но вот меня тоже очень занимает необъяснимая странность ситуации, как таковой. С детства не понимал фразы, особо часто встречающейся в католикокультурной литературе (но православие и даже протестантизм, кстати, тоже не в восторге от разводов и все же не считают их естественными просто по «не сошлись характерами») про «не признаю развода».

Существуя в среде, где процентов девяносто детей росли без родных отцов, я жутко удивлялся, как можно не признавать очевидный факт. Это типа «жопа есть, а слова нет».

И много лет вместе с опытом потребовалось для понимания сути «непризнания». После чего и возникло следующее, уже абсолютное непонимание. А нахрена клясться?

Да, конечно, в основном девушкам, но и юноши тут не без греха, хочется «красивого», чтобы в церкви и с максимальной торжественностью, но как-то абсолютно побоку, что за это надо платить «в горе и нищете до смерти». Так, формальность, сейчас ляпну, а потом при надобности как-нибудь разберусь.

И тут ведь вообще нет никакого принуждения, никто никого под стволом никуда не тянет (разную экзотику сейчас не обсуждаем), кажете, чего уж проще, хочешь каких-то социально-бытовых страховок, регистрируй гражданское состояние, заключай брачный контракт, клясться-то перед Богом, в которого ты веришь, зачем?

А не веришь, так вообще подловатый лицемерный бред, а вдруг твой партнер искренне верит, что же ты ему столь нагло лапшу на уши вешаешь?

Но нет. Обязательно надо венчаться. А потом придумывать всяческие мудрейшие и гуманнейшие отмазки. Суки, блядь. Причем обоего полу.