December 22nd, 2016

вторая

Panta rhei

Одной из самых неразрешимых загадок в моей жизни является периодичность возникновения волн психического возбуждения либерально-демократических отечественных масс.

Но, поскольку давно убедился, что в суть и смысл этого процесса мне всё равно не проникнуть, просто заинтересованно наблюдаю со стороны и отмечаю для себя определенные приметы этого любопытного явления. В частности, я обнаружил одну несомненную закономерность.

При возникновении иллюзии интеллектуальной напряженности в нашем обществе резко возрастает количество самых судьбоносных м жизненно важных вопросов. Типа, перестанет ли народ пить незамерзайку, существует ли вселенная без Путина, когда, наконец, сдохнут все американцы, как и, главное, от чего можно отдохнуть в Крыму, ну, и тому подобное.

И на все эти вопросы всё чаще слышен один и тот же ответ: «В России нужно жить долго».

Я, собственно, не возражаю. Но почему-то обычно по утрам последние годы никак не могу отделаться от вопроса встречного: «А нахрена?»
вторая

Labrīt!

Андрей Битов, очень ценимый и уважаемый мною в молодости писатель, а, главное, пожалуй, наиболее близкий по тем временам мне по взглядам и мироощущению, писал в «Уроках Армении», что национализм относительно малочисленных народов не похож на тот, что у народов великих, он не просто простителен, но даже бывает весьма мил. И как пример приводил восхищающие его черты национализма армянского по сравнению с ужасающими - русского.

Только с годами я убедился, насколько Битов и в какой-то степени я под его влиянием, были не правы. Ничего хорошего нет ни у какого национализма, и среди самых крохотных народов он может носить такие же чудовищные формы.

Жена моя родилась в Риге, без местных корней и кровей, но закончила латышскую школу, отец её до сих пор там живет. И когда после провозглашения независимости он получил статус «негражданина», я тогда отнесся к этому плохо. Тем более, что и сам был знаком с некоторыми местными националистами, которые были ничуть не лучше наших. То есть, не то, чтобы уж очень сильно возмущался или протестовал, несколько останавливало то, что сам тесть относился к этому абсолютно спокойно и даже с некоторым юмором, но в принципе считал, что «нулевой вариант» со свободным выбором гражданства был бы много более справедлив.

И вот прошло более четверти века. Вы знаете, чем дольше, тем чаще мне приходит в голову мысль, что в лишении избирательного права тех, кто не захотел пройти процедуру натурализации, было и остаётся весьма здравое зерно.

Сейчас посмотрел большой репортаж о проблемах «русскоговорящих неграждан» в Латвии. Как там их травят и над ними издеваются. Сидит молодая девка, она, скорее всего, родилась уже в этом независимом государстве. И возмущается, что какие-то козлы смеют заставлять её сдавать экзамен по их убогому недоязыку. А пожилой пенсионер долго пытался вспомнить, в чем же его так уж ущемили, наконец расцвел в улыбке и выдал фашистам под первое число. Оказывается, ему в трудовой стаж не засчитали два года, которые он когда-то отслужил в армии на Урале. Вот подонки!

На этом месте я уже заржал. Мне не так давно в моей любимой стране, у которой не малейших сомнений в моем гражданстве, не засчитали лет шесть минимум (сейчас лень перепроверять точно) стажа работы в «Московском комсомольце», поскольку архивы утеряны. И у меня даже мысли повозмущаться не возникло, настолько это у нас в порядке вещей.

Но это я так, к слову, дело естественно не в этом. Просто сейчас, после стольких лет с развала Союза, пальцем за это время не пошевелив для получения гражданства, продолжать гонять понты и чего-то там требовать, это, на мой взгляд уже не только идиотизм, но уже и исключительный сволочизм. Не надо таким давать избирательного права. Категорически не надо.

И последнее. Больше половины моих знакомых москвичей если не переехали (а многие и переехали) на постоянное место жительства в Латвию, то прикупили там себе квартиры и достаточно много времени в них проводят. Но никто из моих многочисленных рижских знакомых не перебрался в Россию и не собирается здесь ничего покупать. Причём никто даже из тех, кто продолжает с пеной у рта возмущаться латышским фашизмом.

Предпочитают заниматься этим в Риге.