April 29th, 2017

вторая

Разврат невежества

В моем детстве практически в каждой семье людей, как бы так помягче сказать, ну, предельно нейтрально определим это «принадлежащих к профессиям, считающимся интеллигентными», или ещё короче и проще «в семьях советской интеллигенции» было то или иное количество книг. Их набор в большинстве случаев был очень сходен по естественным бытовым причинам. Однако по наличию в нем того или иного уровня дефицита можно было многое узнать о хозяевах даже с первого беглого взгляда. Но сейчас вовсе о другом.

При этом в очень многих домах, в которых я бывал у своих сверстников, непременно имелся запертый шкаф, шкафчик или хотя бы пара полок, ключ от которых хранился у родителей в недоступном (по крайней мере, они так считали) для детей месте. Но каким-то мистическим образом все дети прекрасно знали, что находится на этих запертых полках.

Там список тоже несколько варьировался в зависимости от степени строгости нравственных устоев семьи, но в основе зачастую всё-таки нечто общее. Собрание сочинений Мопассана, Куприн из-за «Ямы», у более продвинутых «Санин» Арцыбашева, «Мелкий бес» Сологуба, ну, короче, прочая подобная «взрослая» литература.

Был такой шкафчик и у нас. Помню лет в двенадцать-тринадцать я не выдержал и попросил у отчима выдать мне оттуда «Юность короля Генриха Четвёртого», чтобы лишний раз не ехать в детский читальный зал Ленинки, где тогда уже был записан и получал почти любые книги без всяких проблем. Отчим посмотрел на меня внимательно, полез в ящик письменного стола, вручил ключ и сказал, что могу оставить его в дверце. Мама, к тому времени учительница начальных классов с уже более чем двадцатилетним стажем заметила, что не рановато ли, на что он, продолжая не без грусти меня разглядывать, ответил: «Да, как бы не поздновато…».

Должен признаться, что и до сих пор именно этот роман остается той книгой, из которой я извлек наиболее полезные сведения о нюансах взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Очень рекомендовал бы его хотя бы для внеклассного чтения классе в шестом, максимум в седьмом вместо всяких дурацких уроков или бесед по сексуальному воспитанию. Впрочем, понятно, это так, мои благие фантазии, к реальности отношения не имеющие.

Когда я растил своих троих детей, особой запретности какой-либо литературы ни у кого не наблюдал, по крайней мере у меня ничего не запиралось. Я был счастлив видеть любую книгу в их руках. Как и большинство моих знакомых. Но тогда, с момента массового распространения видеомагнитофонов, в некоторых семьях появились другие ограничения. Бывало у папаш в запертой тумбе стола лежало несколько кассет, не все из которых они и мамашам рисковали показывать, не то, что детям.

Опять же, лично у меня этого не было, я совсем не любитель, а за тем, что, подрастая, мои отпрыски таскали самостоятельно, я особо не следил, хотя супруга и намекала несколько раз, что накрывала их за просмотром довольно своеобразных и, мягко говоря, сомнительных с пуританской точки зрения фильмов. Но я отмахивался и говорил, что принципиально не во что подобное лезть не собираюсь.

Дальше начало развиваться всё более откровенное телевидение. Есть такой на мой взгляд довольно странноватый журналиста Александр Минкин, сейчас он несколько на эту тему поутих, но до того почти четверть века регулярнейше писал пространные и чрезвычайно, до уровня истерики, эмоциональные статьи про то, насколько телевидение развращает наших детей, и нужно его в основном запретить или, по крайней мере, сильно ограничить пользование для малолетних.

Я, естественно, своим никогда ничего не запрещал и никак их не ограничивал. Но надо сказать, что телевизор они все с самого раннего подросткового возраста сами перестали смотреть категорически, а сейчас, те, которые живут самостоятельно, даже и вовсе его не имеют. Только Минкин иногда продолжает блажить в своем старческом маразме.

И вот новая страшная беда. Всемогущий и беспощадный интернет. Нынче только ленивый не визжит от ужаса и не придумывает, как бы ограничить детей от этого безобразия. И какой-нибудь сильно подвыпивший папаша, от души наваляв блядовитой мамаши с громогласным изложением причин данной экзекуции, идет в соседнюю комнату проверять, не залез ли его съежившийся от привычного страха отпрыск на какой-то не тот сайт и не смотрит там чего запретного.

А какой-нибудь Эрдоган, после совсем уже даже формального установления своей диктатуры, самым первым делом отключает Википедию не заморачиваясь возрастом, для всех поголовно.