June 6th, 2017

вторая

Когда и если



Очередная общественная истерика. Мужик на Тверской парковался на тротуаре, подавал задом и сбил девушку. Серьезно сбил, там перелом таза, но он не только не бросился ей помогать и вызывать врачей, но ещё и возмущенно наорал на пострадавшую. Потом подъехали гаишники, но, судя по дальнейшему поведению и их, и водителя, так бы всё и закончилось достаточно тихо-мирно.

Однако белый день, самый центр столицы, вокруг множество народа, у каждого нынче в рука камеры, информация разошлась по сети и начался шум, информация просочилась даже в центральные СМИ. И началась, ещё раз повторю, что очередная и довольно уже давно стандартная, регулярная массовая истерия. Линчевать мерзавца, который, наверняка, или мент, или фээсбэшник!

Удивительно всё-таки тупое и необучаемое население. Абсолютно лишено способностей видеть любые причинно-следственные связи. То есть, они все полностью уверены, что их поведение и мышление само по себе, а то, что с ними и окружающими случается, это само по себе. Находятся на уровне развития тех племен, где люди, когда рождается ребенок, никак это не связывают с тем фактом, что девять месяцев назад его маму кто-то поимел. И действительно, что может быть общего у таких двух вовсе не похожих друг на друга событий?

Когда уже больше пяти лет назад я всё довольно подробно и примитивно прописал, большинство презрительно покрутило пальцем у виска. И продолжает крутить до сих пор. Потому давили, давят и будут давить. И я не вижу ни единой причины, по которой должны или хотя бы могут прекращать.
вторая

…И совсем уже мимоходом

Отечественный солярис до сих пор время от времени баламутится волнами из незапамятного прошлого, по странности никак не затухающими. Может ли интеллектуальная элита, особенно творческая, служить власти, оставаясь при этом и интеллектуальной, и творческой, и элитой, или всё это возможно только в случае служения народу?

С одной стороны, я, как последовательный сторонник абсолютного либертарианства, должен был бы сказать, что никто никому никогда не должен служить вовсе.

Но с другой, как человек практический и последнее время непривычно трезвый, должен отметить, что в истории случаи служения художника власти и даже некоторым конкретным её представителям мне известны весьма удачные и плодотворные. Там и шедевры появлялись. А вот относительно служения народу, я ничего подобного не знаю и не слышал.

Во всяком случае, в моем понимании «служения».