June 25th, 2017

вторая

Парковая зона

Это было в начале восьмидесятых. Леонид Ильич уже очень плохо себя чувствовал, империя изнутри потрескивала и поскрипывала, но внешне всё ещё выглядело надежно и солидно, а «глушилки» работали на полную мощность. Так что, знаменитая фраза «есть обычай на Руси – ночью слушать ВВС», конечно, была правдивой, но в реальности это слушание обычно сводилось к тому, что люди приникали ухом к жутко завывающим «Спидолам» и через этот шум с диким трудом ловили отдельные фразы разных «вражеских голосов», пытаясь с переменным успехом составить из долетавших обрывков хоть что-то осмысленное.

И вот однажды каким-то чудом (на самом деле я знаю каким, но до сих пор не хочу раскрывать подробности) моему приятелю Володе Фрадкину, человеку в узких кругах широко известному, уде давным-давно живущему в Германии и успешно работающему на Deutsche Welle, удалось достать Грюндик, и не просто, а модель Satellite 3400, первый в этой элитной серии приемник с электронным частотомером, что давало невероятную по тем временам точность настройки и позволяло принципиально улучшить качество приема.

Я приехал как-то к Володе и попросил включить, вдруг получится поймать что интересное. Он сказал, что для серьезных «голосов» ещё слишком рано, но согласился ради удовлетворения моего любопытства побродить по эфиру. И буквально через несколько секунд попыток мы услышали необыкновенно четкую, как будто это был обычный «Маяк», но явно иностранную радиостанцию. Быстро выяснилось, что это нечто вроде «Радио Осло».

Не хочу, чтобы меня упрекали в неточности, про те времена и так слишком много информационного мусора, поэтому точно не скажу, и не помню, и тогда не очень знал, какая-то это отдельная была норвежская контора, вещающая на СССР, или подразделение «Свободы», могу лишь утверждать, что именно из Осло велась довольно обширная, полноценная новостная программа на русском языке. И мы с Фрадкиным не без удовольствия, дополнительно ещё и от изумительного качества звучания, её послушали целиком.

А вот это, как ни странно, помню уже прекрасно, лучше, чем вчерашние новости на нашем телевидении. Норвежцы старательно делали материалы по всем самым в тот момент актуальным и серьезным проблемам во всех странах. Там, естественно, было и о советских диссидентах, и об агрессии в Афганистане, но не упускались и всякие внутренние сложности в капиталистических странах, типа негритянских протестов в США, ирландской бузы в Англии или постоянного кровавого хулиганства в Палестине. Короче, в результате сложилась такая довольно тревожная и не очень приятная общая картина довольно серьезно бурлящего мира, и в финале, видимо, чтобы соблюсти баланс и подчеркнуть собственную объективность, радиостанция решила дать сюжет и о внутренних ихних проблемах. Мол, мы тоже взрослые и имеем собственную большую головную боль.

Оказалось, что у них вокруг одной из королевских резиденций есть старинный роскошный парк, где регулярно гуляет царствующее семейство. Он не общественный, принадлежит исключительно монаршей семье, потому охраняется вооруженной стражей. Но испокон веков существует традиция, что любая мамаша с коляской или ребенком до какого-то возраста пропускается на территорию без малейших проблем и препятствий и может так же гулять, сколько заблагорассудится. И вот приходит новое правительство, назначается молодой шустрый министр по безопасности, который инициирует то ли закон, то ли указ, запрещающий доступ в тот парк без специальных документов и дополнительной проверки.

И тут даже не народ и окрестные жители, у которых отбирают привилегию, а именно члены королевской семьи устраивают жуткий скандал. Мол, это ещё нашими предками заповедано, и нечего государству лезть своими холодными лапами в столь интимную область общения монархов со своими подданными. А чиновники очень жестко и злобно принялись отбрехиваться, что при предках не было такого разгула терроризма, и вообще, за безопасность отвечают они, и царствующим особам не стоит так нагло вторгаться в зону чужой компетенции.

Ну, то есть, разразился почти правительственный кризис на фоне зашкаливающих эмоций. А мы с Володей сидим у него на московской кухне за бутылкой водки, за окном предчувствие Андропова, слушаем, как тяжело у них там жить в Норвегии и уже окончательно понимаем, что неизбежно придется идти за вторым полулитром.

Я почему-то до сих пор вспоминаю тот вечер. Как только мне начинают рассказывать про ужас, творящийся во всем мире, а особенно в США и Европе, так и вспоминаю. И всё так же рука тянется к стакану.
вторая

Куда ехать? Дорогу покажешь?

Когда я вчера на ночь опубликовал свой эмоциональный вскрик по поводу Трэвиса Коланика, то меньше всего предполагал далее использовать это как повод далее более подробно поговорить о сути работы и фирмы Uber, как таковой, и «уберизации экономики», как более общего явления. Тема это слишком обширна, значима, сложна и специальна, чтобы я совался туда со своим дилетантским мнением.

Имел в виду всего лишь мое личное раздражение от вечного противостояния тупой стаи людям и явлениям, которые им враждебны своим талантом, масштабом, новизной, непривычностью, но при это всё равно в перспективе неизбежным победителям, если не лично, то в виде общего направления своих идей.

Однако, к моему неожиданному удовольствию, среди читателей оказались не только потребители Убера и сходных сервисов, но и люди, принимающие участие в подобном как водители. Потому мне показалось, что стоит всё-таки сказать несколько слов именно о тенденциях и явлениях, а не о технологиях и конкретных финансово-организационных формах и системах.

Вот появились замечания относительно того, верно или нет какие-то фирмы ведут себя по отношению к водителям или пассажирам, что из этого в какой момент превалирует, ну, и тому подобные подробности. Однако ведь дел не в уберах, геттах, лифтах и прочем такого рода, естественно конкурирующем между собой и в нормальных условиях или совершенствующемся и развивающемся, или разоряющимся и исчезающем.

Тут проблемы и вопросы примитивные бытовые, но одновременно и фундаментальные, культурно-мировоззренческие. И не надо никуда далеко ходить. У нас возле метро «Крылатское» сколько себя здесь помню стоит у каждого из четырех выходом по несколько машин. Их владельцы прекрасно друг друга знают, они здесь «прописаны». Часами, иногда сутками играют между собой в нарды, перекусывают тут же, треплются, иногда совсем уж с тоски пристают, но, правда, без особого хамства к проходящим мимо девушкам, слушают «шансон».

Некоторые машины даже с «шашечками». Некоторые ограничиваются тетрадным листком с надписью «Такси» под лобовым стеклом. Но если вы думаете, что можете воспользоваться их услугой, чтобы в любой момент куда-нибудь быстро подскочить, особенно внутри района, что здесь наиболее востребовано, то глубоко ошибаетесь. Они ждут «сладкого» клиента. Чтобы ободрать его по максиму и сорвать призовой куш.

Они за время своего простоя могут без проблем заработать не одну тысячу. Но им не надо. Будут тупо стоять и ждать удачи. А мои приятели, которые живут неподалеку, но когда пешком лишние двадцать-тридцать минут ходить нет охоты, а на своей машине не поедешь, поскольку предстоит выпивка, ко мне в гости от своего дома обычно вызывают тот самый Uber, хотя машины обычно приезжают не местные, но стоит это всего сотню-другую, а «прописанные» за такую суму даже не пошевелятся.

По сути именно эта система и психология всегда лежала в основе всех аэропортовских и вокзальных таксистских мафиозных группировок. Не пять-десять раз съездить, а пусть всего один, но зато уж ограбить пассажира от души.

И это относится отнюдь не только к такси. В том же риэлтерском бизнесе я в свое время сильно удивлялся. Купит человек достаточно дешево, скажем, за восемьдесят тысяч квартиру и начинает продавать её за сто. Да, может, она по максиму столько и стоит, но на продажу по такой цене уйдет несколько месяцев, а то и год. Ему сегодня предлагают девяносто пять. Но он не отдаёт, будет ждать до упору.

Я же всегда скидывал сразу, как только подворачивался вариант. А незаработанные пять или даже десять тысяч за сэкономленное время с легкостью и излишком добирал за счет скорости следующих оборотов. Однако многие смотрели на меня как на дурака, мол, не солидно поступаю, слишком дергаюсь, никакой основательности.

А сколько я знаю людей, которые точно так же ведут себя во всех областях, в своих конторах, фирмах, на предприятиях, да где угодно и в чем угодно. Он будет ждать, пока привалит что-то обалденное и необыкновенно удачное, но на всякие мелочи размениваться себе не позволит. И жизнь просто обязана подобных обормотов отбрасывать на обочину, что она весьма успешно и регулярно делает, следует отдать должное её редкой в данном случае справедливости.

Но «прописанные» всего мира яростно сопротивляются. Они тупы настолько, что категорически не могут осознать собственной обреченности. Однако гадостей до своего краха окружающим обычно умудряются наделать немало. Что иногда обидно. Но не смертельно.
вторая

И опять же исключительно как эмоциональный выдох на ночь

Только в старости, когда силы на последнем исходе, понимаешь, как истинно счастливы были те дни, когда мог на любой, хоть интеллектуальной, хоть самой примитивной и тяжелой работе проработать без перерыва и отдыха часов восемнадцать. С огромным удовольствием и без малейших на сей счет угрызений впоследствии.

Действительно, просто вполне достаточно не быть ленивым и жадным. Впрочем, одинаково неизбежно и весьма болезненно-неэстетично сдохнем все.

Однако воздастся.