?

Log in

No account? Create an account

Сентябрь, 5, 2017

Прана-атипата

Мой, возможно, не самый репрезентативный, но всё-таки довольно длительный жизненный опыт говорит о том, что в нашей стране массово, кто такие рохинджа, откуда взялись, что с ними происходит, да и вообще, какая такая Мьянма и где толком находится, представляют себе исключительно чеченцы. А подавляющее большинство прочих не сильно в курсе.

Так что, я в нескольких словах всё-таки напомню. Проще всего с Мьянмой. Это самая обыкновенная, более привычная для слуха моего поколения Бирма, которую просто в конце восьмидесятых переименовали в более приятном для местного ихнего уха стиле. Вы её при малейшем желании легко найдете на карте в Индокитае, вверху слева между Бангладеш с Индией, Китаем и Лаосом с Таиландом.

Цивилизация в тех местах зародилась довольно давно, тысячи четыре, если не больше лет назад, и с тех пор много чего происходило и произошло. А, с другой стороны, может и вовсе ничего принципиально важного, это даже больше зависит не от точки зрения или образа мыслей, а от настроения. Я вот тут недавно посмотрел очередной фильм ВВС об одном из видов крокодилов. Давно уже любимое мое зрелище на ночь.

Вообще историю этих ребят считают как-то ориентировочно миллионов в двести с лишним лет, относительно современные появились где-то на середине этого срока, а тот вид, про который кино снимали, вовсе юный, миллиона четыре всего насчитывает. Получается, у них жутко интересная история, когда не спится. А как глаза начинают слипаться, думаешь, ну крокодилы и крокодилы, чего в них такого уж особенного и любопытного, ещё сто миллионов лет пройдет, а они будут всё так же зубами щелкать и жратву у берега подкарауливать…

Короче, реально эта часть Индокитая начала приобретать хоть относительно современный и внятный вид только века с восемнадцатого, когда ей заинтересовались англичане, а Британская Бирма образовалась и вовсе только в середине девятнадцатого, как часть Британской Индии. Народ, конечно, стонал и безумно страдал под игом колонизаторов, но как-то всё-таки не только выживал, но и потихоньку тянулся к благам и достижениям цивилизации, однако после последней большой Войны империя окончательно почувствовала, что бремя белого человека становится уж слишком тягостным и экономическим не выгодным, потому начала его осторожно скидывать.

Впрочем, порой осторожность эта была весьма относительной. Границы будущих самостоятельных и независимых государств всё-таки в основном рисовали военные картографы на Уайтхолле при помощи самых обычных линеек и готовален, не очень вникая во всякие далёкие провинциальные мелкие подробности, да и не имея для такого вникания уж особых знаний с возможностями. Однако, объективности ради следует отметить, что даже если бы этим занимались исключительно профессионалы и специалисты уровня полковника Лоуренса, всё равно не получилось бы учесть все нюансы и примирить все интересы. Уж очень они были разнообразны и причудливо перемешаны. Как, впрочем всегда и везде, но просто при распаде, роспуске Британской империи, победы национально-освободительных движений, торжестве справедливости независимости, считайте как хотите, была сделана одна из немногих попыток привнести рациональное и хоть сколько-нибудь логичное в процессы, которые изначально и по сути сами по себе таковыми не являются и реагируют на такие попытки обычно самым непредсказуемым образом.

Бирме ещё относительно повезло. Там выделили пространство с относительно однородным буддистским населением. Но эта однородность только с большого расстояния, при более близком и детальном рассмотрении всё равно получается одеяло несколько лоскутное. И одним из наиболее ярких лоскутов оказался расположенный, типа, полоской вдоль Бенгальского залива нынешний штат Ракхайн, а вообще-то это довольно древняя и хорошо известная ещё с древнегреческих времен историческая область Аракан, которую, по слухам, ещё сам Гаутама Шакьямуни посещал. И вот на территории этого оплота буддизма завелись те самые рохинджа.

Боюсь кого-то обидеть, но вынужден признаться, что, когда это произошло, мне самому так до конца и непонятно. Сами они утверждают, что это их исконные земли, но редко кто про себя говорит иное. Большинство историков всё-таки сходятся во мнении, что основная часть мусульманского населения этих мест сформировалась за время британского владычества за счет арабских торговцев, оседавших здесь по причине удачного месторасположения. К тому же, в середине девятнадцатого, после первой англо-бирманской войны и окончательной оккупации Аракана англичане начали туда завозить в качестве дополнительной рабочей силы бенгальцев с территории нынешних Индии и Бангладеш, в основном тоже мусульман.

Но, как бы там ни было, уже в прошлом веке в Ракхайне получилось примерно миллион (некоторые называют и большие цифры) тех, кто считает себя практически отдельным народом, не копаясь в подробностях понятия субэтноса, и исповедует ислам. Они и есть рохинджа.

Когда кому-то очень плохо, то есть большой соблазн его идеализировать, а совершающих при этом плохое, наоборот, демонизировать. Но при всём желании изобразить поголовно всех бирманских мусульман белыми и пушистыми довольно трудно. Они в Аракане с коренным араканцами-буддистами никогда особенно хорошо и мирно не существовали.

А один случай не так уж и давно был и вовсе не самый приятный и достойный. Умные английские стратеги в сорок втором неплохо вооружили рохинджа против оборзевших и зверствующих в тех местах японцев, но мусульмане повернули оружие в совсем другую сторону и устроили так называемую ракхайнскую бойню, столь кровавую, с десятками тысяч убитых буддистов, что Британия была вынуждена вмешаться. Позднее английские офицеры вспоминали в ужасе, что когда они туда пришли, то практически весь регион оказался уже мусульманским, а живого буддиста было практически не сыскать.

Ну, а после провозглашения в сорок восьмом суверенитета Бирмы сдерживающих сил мирового жандарма, проклятого британского империализма, и вовсе не осталось, после чего там началось действительно черт знает что. В принципе, вся эта Мьянма, мягчайше говоря, чрезвычайно далека от гармонии и хоть какого-то гражданского согласия. Но в отношении рохинджа творится полный беспредел и чистый геноцид. Их не считают за граждан, да и вообще за людей, требуют, чтобы они убирались в свою Бенгалию и измываются над ними всеми возможными самыми жуткими способами.

Это чистая правда. Как правда и то, что существует неплохо вооруженная и организованная бывшая «Армия веры», сейчас она называется «Армия спасения рохинджа Аракана». Которая регулярно нападает на правительственные полицейские участки и воинские подразделения, одновременно попутно сжигая буддистские монастыри и убивая монахов. В ответ буддисты, не сильно разбираясь в подробностях и личной вине каждого, устраивают одну массовую резню за другой без особого различия пола и возраста жертв.

Желание набить морду, а то и перерезать горло ближнему или даже не очень может возникнуть у любого живого существа вне зависимости от того, имеет ли он религиозное, да и вообще какое-то сознание в общепринятом понимании. Это биология и приплетать к ней идеологию, как определяющий фактор, бессмысленно.

Но столь же бессмысленно отрицать здесь вообще какую-то связь. Где возникает любая вера, пусть самая как бы мирная и направленная внутрь самой себя, всё равно неизбежно оказываются где-то единоверцы, а, следовательно, и иноверцы, и неверные. Человек агрессивен, и любая вера невозможно без агрессии. То есть, отдельный представитель такой вполне может существовать. Но в массе агрессия предопределена любым, именно любым религиозным сознанием. Так что, где много людей одной веры, там синергетический эффект агрессии обеспечен.

И когда лет десять назад произошел очередной из бесчисленного количества всплеск разговоров об особой агрессивности монотеистических, прежде всего, естественно аввраамических религий, я, собственно, уже тогда и приводил в пример именно бирманских буддистов. Они показывают прекрасный пример отличного сосуществования самых серьезных вершин самопознания и самоуглубления с чрезвычайно эффективным практическим нацизмом.

Возможен ли выход из этой или подобной ситуации? Естественно, нет. То есть, такой выход, который с одной стороны был бы реален и практически осуществим, а с другой укладывался бы в рамки современных понятий морали, нравственности и гуманизма.

К тому же обычно на такие сюжеты накладываются даже не скажу корыстные, но просто политические и идеологические интересы определенных различных государств, что вовсе делает невозможными хоть сколько-нибудь эффективные совместные международные действия. В случае с теми же рохинджа это, например, давнее противодействие по совсем разным причинам Китая и России принятию резолюции ООН по Мьянме. И наши и китайцы бояться, что это может быть воспринято, как поддержка мусульманского сепаратизма и покушением на право руководство любой страны поддерживать порядок у себя внутри любыми методами.

Но это уже всё чисто тактические мелочи. Даже если бы не они, история всё равно безвыходная. Конечно, я принимаю правило учения воздерживаться от убийства живых существ. Но если Аллах акбар, но не всё так однозначно. В конце концов - все есть Будда, как бы трудно это ни было понять.
Не могу отказать себе в истинном удовольствии перед сном, не давать ссылку, а, из уважения, полностью перепечатать текст Дмитрия Орешкина. Недаром всегда его уважал. Хотя тут далеко не со всем согласен, но вот же уровень разговора, который не дает окончательно разувериться в качестве даже нынешнего, исключительно убогого, человеческого материала. Снимаю шляпу. И вам советую ознакомиться.


Не надо грязи: этот не тот граф Толстой. Он старше Льва и тем более старше советского «Алешки», который сочинил «Петра Первого», несколько скучных порнографических рассказов, романтическую «Аэлиту» и примитивно сфальсифицированный дневник Анны Вырубовой, фрейлины императрицы. Последнее сочинение рассчитано на абсолютных идиотов: разухабистой псевдонародной стилистикой А.Н.Толстого от него разит так же густо, как от современной истории разит халтурой г-на Мединского. Но что делать. Такие уж люди трудятся на вертикальную власть и так уж они воспринимают своих читателей. Не совсем безосновательно, кстати.

Настоящий Алексей (Константинович) Толстой родился 200 лет назад, 5 сентября 1817 г. Он не насильничал крестьянок под мостом, не целовался в уста со своим секретарем мужского пола, не писал нравоучительных романов и дидактических рассказов про стремящегося к знаниям Филиппка и про мать, которая сочла сливы и увидела, что одной не хватает. Не был он и зеркалом русской революции, юродствующим во Христе. Зато за гробом ему не приходится стыдиться пресмыкающихся потомков, позорящих старинную русскую фамилию.

А.К. был всего лишь блестящим отечественным интеллектуалом, истинно свободным человеком и великим писателем, которому не повезло жить в России, когда скоротечный пушкинский Ренессанс уже закатился и на освободившейся площадке расположились многочисленные родственники и знакомые Толстоевских, наперебой умиляющиеся народом-богоносцем и онучами Платоши Каратаева. Или, напротив, прозревающие светлое будущее в алюминиевых снах Веры Павловны и зовущие Русь к топору. Как справедливо заметил другой выдающийся русофоб, В.В.Набоков, Россия той сумеречной поры подарила человечеству такие бессмертные произведения, как «Кровь и слюни» и «Анна Карамазофф».

Граф же А.К.Толстой честно нес груз русского писателя, не запятнав себя ни люзоблюдством перед властью, ни народолюбивой дешевкой. Он и по сей день остается недооцененным вкладчиком и независимым миноритарием той большой русской культуры, которая навсегда осталась в прошлом. Мы пользуемся его формулировками так же легко и неблагодарно, как очередной телевизионный болван пользуется великим пушкинским языком для изложения своих патриотических чувств по-маленькому и по-большому. И даже не сознает, насколько это оскорбительно для инструмента.
Кто не слышал про патриотичного Козьму Пруткова (на самом деле, конечно, Косму, — как Косма Медичи и Косма Минин)? Это он, рассуждая о своей нелегкой творческой судьбе, с горечью обронил: «Гений мыслит и создает. Человек обыкновенный приводит в исполнение. Дурак пользуется и не благодарит».

Пронзительного Пруткова вывели в пробирке (точнее, в Пробирной палатке) граф Толстой со своими двоюродными братьями Жемчужниковыми. Один из которых служил ни много, ни мало, вице-губернатором Пензенской, а затем Псковской губернии. Да и сам Алексей Константинович был далеко не прост и с детства дружил с государем-императором Александром Николаевичем — будущим «Царем-освободителем». Тем самым, которого борцы за народ и социальную справедливость отблагодарили за все хорошее бомбой, замаскированной под пасхальный кулич. Как раз в тот день, когда он с утра подписал документ о разработке первой русской Конституции.
Бывают все-таки странные сближения!

С тех пор дело пробирочного государственника Космы Пруткова живет и побеждает. Будто из его чернового «Наброска плана научно-технических работ»… нет, пардон, наброска «Проекта о введении единомыслия в России» черпали свое вдохновение учредители газеты «Правда» и Центрального телевидения. «…Принимая во внимание: с одной стороны, необходимость, особенно в нашем пространном отечестве, установления единообразной точки зрения на все общественные потребности и мероприятия правительства; с другой же стороны — невозможность достижения сей цели без дарования подданным надежного руководства к составлению мнений — не скрою (опять отличное выражение! Непременно буду его употреблять почаще) — не скрою, что целесообразнейшим для сего средством было бы учреждение такого официального повременного издания, которое давало бы руководительные взгляды на каждый предмет. Этот правительственный орган, будучи поддержан достаточным полицейским и административным содействием властей, был бы для общественного мнения необходимою и надежною звездою, маяком, вехою. Пагубная наклонность человеческого разума обсуждать все происходящее на земном круге была бы обуздана и направлена к исключительному служению указанным целям и видам. Установилось бы одно господствующее мнение по всем событиям и вопросам».

Не скрою: трудно избавиться от ощущения, что ключевые вехи, маяки и звезды современного начальстволюбия держатся на плагиате из Пруткова. Его же скромные соавторы остаются в тени и даже — ах! – числятся записными либералами и проплаченными Западом русофобами. Особенно граф Толстой, как самый из них известный русский европеец.
С точки зрения К. Пруткова, у графа действительно многовато прегрешений перед Престол-Отечеством. Прежде всего, он не любит помпезных дураков и пошляков. Ему в голову не могла прийти барская идея опрощаться и учиться нравственности у «простого народа». Напротив, он по-пушкински отказывался считать народ «простым» (а себя, стало быть, «сложным») и полагал долгом образованного человека этот весьма непростой народ просвещать, восславлять свободу и пробуждать в нем чувства добрые вместо простой классовой или национальной ненависти. То есть сами рассудите: типичный толераст, русофоб и либерастический космополит!

Кто написал легкомысленный романс «Колокольчики мои, цветики степные»? Кто сочинил безответственное «Средь шумного бала, случайно…» вместо того, чтобы дать взвешенный классовый анализ предреволюционной ситуации в николаевской России? Кто сказал про имеющих спорить славянофилов и нигилистов, что у тех и у этих ногти нечисты?! Кто цинично плюнул в наше евразийское прошлое, утверждая, что славянство есть явление европейское, а у истоков российской государственности стояли варяги?

Кто посмел сравнить солнце отечественной истории, Иоанна Васильевича Грозного, которому ныне ставят памятники, с татаро-монгольским ханом? Мол, «что за хан на Руси своеволит?» К счастью, народ сразу дал достойный отпор провокации, сплотившись вокруг вертикали с ее любимым Вождем и Отцом: «То отец наш казнить нас изволит!» И на улице, сколько там было толпы, воеводы, бояре, монахи, попы, мужики, старики и старухи – все пред ним повалились на брюхи…

Кто с подрывными намерениями, имея целью опорочить и дискредитировать, вложил в уста министра-демагога программу особого опережающего пути России, победоносно реализуемую сегодня? С превращением рубля в тихую гавань для мировых финансов, созданием 25 млн. квалифицированных рабочих мест, учреждением цифровой экономики и колонизацией Луны? «Нет, господа! России предстоит, соединив прошедшее с грядущим, создать, коль смею выразиться, вид, который называется присущим всем временам; и, став на свой гранит, имущим, так сказать, и неимущим открыть родник взаимного труда. Надеюсь, вам понятно, господа?»

Понятно оказалось далеко не всем. Но хватило, чтобы смекнуть: такому, с позволения сказать, горе-сочинителю нет места в строю селекционеров-мичуринцев и инженеров человеческих душ, вдумчиво растящих новое поколение деревянных солдат из вставных зубов дедушки-дракона. Отщепенец и клеветник, не желающий занять принципиальную позицию в идеологической схватке (ишь, выдумал: «двух станов не боец, а только гость случайный»!) — напрасно и неправильно граф А.К.Толстой появился 200 лет тому назад на свет.

Или придется признать, что Россия как-то напрасно и неправильно прожила эти 200 лет — коль скоро все им написанное опять до боли актуально. Нет, господа! Перечитайте лучше Косму Пруткова и Алексея Константиновича Толстого. Отдохните душой. Убедитесь, что Отечеству есть чем гордиться, несмотря на весь нынешний срам кромешный.
Не телевизор же смотреть, где юродствует персонаж, который ему не только не родственник, но даже и не однофамилец.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel