?

Log in

No account? Create an account

Январь, 20, 2018

Sense and Sensibility

Шел чудесный и замечательный шестьдесят четвертый год. Совершенно чудесным он был уже просто потому, что мне исполнилось десять лет, но ещё и отдельно действительно замечательным несколькими почему-то запомнившимися на всю жизнь моментами.

Мы с матерью тогда на несколько месяцев приехали в Москву. То есть изначально точно и не знали, что всего на несколько месяцев, как я понял много позднее, мама находилась тогда на некотором жизненном перепутье, в том числе и в личной жизни, отношения со вторым мужем были не слишком определенные, хотя большую часть времени он и жил с нами, только на выходные уезжая под Подольск навестить старенькую маму, недавно переехавшую туда, в Рабочий поселок, из Свердловска.

Короче, всё было пока довольно зыбко, да и очень многое просто чисто практически зависело отнюдь не от нас, но, как бы там ни было, мы сняли комнату в огромной коммунальной квартире на Померанцевом переулке и первого сентября я пошел в четвертый класс прямо рядом с домом.

Напротив наших окон был ИнЯз, а немного наискосок, с другого конца переулка, находилось кубинское посольство. Кризисный неурожай шестьдесят третьего остался позади, но некоторые проблемы с продуктами ещё продолжались, и мне нередко приходилось с матерью перед занятиями, черным, ещё совсем не проснувшимся утром стоять с талонами у окошка углового с Кропоткинской магазина за какими-то пакетами типа гречки, сахара или муки. Окошко существует до сих пор, я проверял, правда, заложено кирпичом и заштукатурено.

Карибский кризис тоже пару лет как закончился, но время от времени ещё какие-то обострения ситуации с Кубой происходили, и в один из таких моментов мы с отчимом сходили к посольству, записались добровольцами в случае чего. Сделать это было просто, никаких документов не требовалось, просто перед входом стоял столик, на нем толстая тетрадь и любой мог оставить автограф с координатами.

Впрочем, обо всем этом я уже рассказывал, сейчас просто напоминаю для освежения общего антуража. Для меня же этот учебный год ознаменовался одной довольно принципиальной личной революцией. В Магадане подавляющее большинство детей, во всяком случае тех, с которыми я общался, зимой ходили в так называемых «мерлушковых шубках». Это было такое бесформенное изделие довольно противного коричневого цвета, одинаковое для мальчиков и девочек, возможно, правда, пуговицы застегивались и на разные стороны, но врать не буду, сейчас уже точно не помню, однако весьма практичное, тем более, что его обычно покупали сильно «на вырост», так что служило по многу лет.

К шубке стандартно полагалась такая же мерлушковая шапка, типа шлема, завязывающаяся под подбородком, длинный шарф, чтобы как следует замотать ребенка в пургу, но по цвету тут мамаши проявляли фантазию, и варежки, которые пришивали к протянутой через рукава резинке, чтобы не потерялись. Когда похолодало, я в этой униформе пошел в школу, даже не задумываясь, что может быть иначе, но в первый же день в раздевалке понял, насколько выгляжу белой вороной, «шубок» в Москве не было даже у первоклассников. После чего заявил категорически, что требую смены гардероба, чем привел мать почти в панику, эти капризы нашим бюджетом категорически не предусматривались. Но я проблему даже не обсуждал, просто на следующее утро отправился учиться в одном пиджаке, благо совсем рядом, да и московский климат, хоть и зимний, для мня никаких проблем не представлял.

Тут нужно заметить, если кто не в курсе, что в Магадане, это не в центральной Сибири или, например, Якутии, погоды довольно мягкие, всё-таки берег хоть и Охотского, но моря, и вообще это почти широта Ленинграда, ничего особо сурового, однако главные неприятности доставляет очень сильный ветер. А поскольку в Москве по сравнению с Колымой его по сути вообще не ощущалось, то я себя и без какой-то специальной одежды чувствовал себя более, чем комфортно. К тому же, что из-за повышенного с рождения теплообмена к морозам не чувствителен, до сих пор не ношу зимней обуви и гораздо хуже переношу как раз жару.

Но это всё скучная лирика, короче, мать как-то исхитрилась и купила мне обычное пальтишко. Правда, этим я свой бунт не ограничил, а немедленно потерял шапку, шарф и варежки. И честно сразу предупредил, что больше ничего такого носить не буду. Мать не сразу поверила, мы немного поскандалили, но, после того, как я этот комплект потерял третий или четвертый раз, она смирилась, и с тех пор ничего подобного у меня в жизни не имелось. Так и хожу, только под старость стал иногда накидывать капюшон куртки и засовывать руки в карманы.

И ещё в классе оказалась одна не совсем обычная девочка. Второгодница. Случай в начальной школе того времени довольно редкий, если не исключительный, но вот так получилось. Звали её Таня, фантастика, что до сих пор помню. Она была года на полтора старше меня, а это тогда имело очень большое значение, то есть приближалась к двенадцати, на голову выше меня, с точеной фигуркой и потрясающей красоты. Естественно, говорю о тех ощущениях и впечатлениях, а так, конечно, черт его знает, может, и полный крокодил, но тут судить бессмысленно.

На меня Таня, естественно, никакого внимания не обращала, крутилась со своими бывшими одноклассниками и вообще ребятами постарше, да и я, конечно, не лез особо в приятели, всегда знал свое место и никаких иллюзий не испытывал. Хотя издали и поглядывал на неё с пробуждающимся отдельным заинтересованным вниманием.

Так продолжалось несколько месяцев. И вот после Нового года, когда Таня понахватала очередных двоек в четверти, учительница вдруг говорит на классном часе, что, мол, нужно взять над Таней шефство и подтянуть её по тем предметам, по которым кто-то чувствует свои возможности. Спросила, нет ли желающих добровольцев. Но, поскольку таковых не оказалось, то сама назначила «шефов». Я никогда сам особо в отличниках не ходил, но тут, к полнейшему моему изумлению учительница объявила, что заниматься дополнительно с Таней историей буду именно я, как наиболее подготовленный, да и живу рядом.

Не скажу, чтобы я так уж сильно обрадовался, но и не только не расстроился, а даже испытал определенные положительные эмоции. Ну, нравилась мне девочка несомненно и, раз уж так совпало, я был не против общения. Мы договорились, что она после уроков ко мне зайдет и мы повторим какую-то тему, но в последний момент Таня сказала, что ей всё-таки надо заскочить домой, и она скоро подойдет. Я пока навел порядок в комнате, заварил свежий час, придумал какие-то бутерброды, разложил учебники, сижу, жду.

Является такая фифа, она переоделась, какой-то там бант нацепила, чуть ни губы подкрасила, хотя, может, это уже мои фантазии, но, в общем вся их себя чрезвычайно привлекательная. Я хвост распушил, напоил её чаем и стал заливаться про историю, тему уже, естественно, не помню, но точно излагал очень красочно и, как мне казалось, чрезвычайно увлекательно.

Таня выпила чашки три, съела все бутерброды, послушала полчасика, довольно рассеянно водя взглядом по сторонам, после чего, видимо, поняв, что это надолго, вдруг резко встала и произнесла презрительно-лениво: «Ты такой умный, что с тобой даже не интересно». И немедленно выплыла, оставив меня с полуоткрытым ртом и незаконченной фразой в нем.

Видимо, это было первое в моей жизни свидание. Вот так оно закончилось. Большим уроком не стало, но, вот видите, запомнилось навсегда. Представления не имею, зачем рассказал. Чепуха какая-то и полная глупость.

Метки:

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Июнь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel