January 31st, 2018

вторая

ДТП

Так оно, собственно, обычно и происходит. И, в конце концов, неизбежно произойдет, если продолжится. А я не вижу причин для прекращения.

Конечно, далеко не все архивы уже открыты и документы рассекречены. Но уже сейчас известно более десятка случаев, начиная с шестидесятых годов, когда мир стоял на пороге ядерной войны. Причем речь идет отнюдь не об образном выражении, а совершенно конкретно, до запуска ракет, порой, оставались считанные минуты. И это не Карибский кризис, когда принимались политические решения руководством государств в относительно публичном поле. Нет, там всё зависело от конкретных людей, зачастую даже далеко не самого высокого ранга. И только толком не воспетый подвиг всего нескольких советских и американских офицеров позволил не превратить стечения обстоятельств, технические шибки и системные сбои в катастрофу, способную уничтожить человечество.

Практически подавляющее большинство ситуаций связано с подводными лодками и авиацией. И вот сейчас очередной достаточно рядовой случай. Летал американский самолет электронной разведки над Черным морем, российский истребитель традиционно его довольно долго сопровождал, намекая, чтобы сваливал, но тот не слушался, нашим это надоело и они дали приказ на довольно рискованный маневр перед носом обнаглевшего американца.

Пронесло. Американцы, правда, обиделись и выразили протест. Наши стандартно отмахнулись. Мол, всё в пределах норм и правил, нечего тут шастать, сами виноваты. В принципе, все правы и никто формально законов не нарушил, во всяком случае таковое нарушение недоказуемо и юридически ненаказуемо.

Я уже как-то упоминал, у меня есть приятель, Андрюша Ерохин, который с самой ранней юности почти живет за рулем, великолепно водит машину и просто обожает это дело. Делает это неизмеримо лучше меня, тут даже сравнить невозможно. Но при его манере езды он ежедневно десятки раз рискует. За год получаются тысячи, а за рулем он уже больше тридцати лет. И в подавляющем большинстве случаев ему удается виртуозно избежать аварии. Но законы больших чисел он, как и никто, отменить не в состоянии, потому все его самые дорогие, мощные и роскошные автомобили постоянно в царапинах и вмятинах. Естественно, ни в одном ДТП он никогда не виноват, «этот козел сам подставился», ну, и прочее подобное, прекрасно всем известное.

А я, повторю, всегда водил по сравнению с ним очень плохо. Но за те же более тридцати лет ни единой даже самой мелкой аварии. Он меня презирает. Нет, не вообще по жизни, а именно как водителя. Считает трусом.
вторая

Правила спора

Разработке обозначенных в заголовке правил ведения диспута, дискуссии и спора, которые, несмотря на определенные общие черты являются всё-таки разными процессами, было посвящено множество подробнейших фундаментальных трудов ещё со времен Древней Греции.

Потому мы сейчас не станем углубляться в теоретические нюансы применения тезы и антитезы, классифицировать аргументы, разделяя на применимые, допустимые, предпочтительные, крайние и прочие мыслимые и возможные. А также вовсе оставим в стороне в принципе применимость классических норм в условиях современных информационных полей м средств коммуникации.
Остановимся лишь на тех чисто технических мелочах, относительно которых я считаю просто в бытовом плане полезным высказать свое скромное мнение, как делаю это, никому ничего не навязывая, в рецептах приготовления каши или супа.

Николой Сванидзе в прямом эфире ударил Максима Шевченко. Тот ответил и произошла короткая потасовка. Потом, поскольку оба являются членами одного и того же Совета при президенте, председатель этого органа Михаил Федотов попросил за них прощения у слушателей и зрителей за вышеназванных членов. Оба они тоже публично выразили сожаление по форме беседы, отметив, однако, что в данном случае выступали исключительно как частные лица (что тут, согласитесь, звучит не без юмора) и от сути своих высказываний и позиций не отрекаются.

Так что, буквально несколько строк по правилам и методологии именно этой конкретной ситуации. И прежде всего о возможности и уместности такого рода выяснения отношений и декларации мнения в принципе. Вот тут у меня нет абсолютно никаких сомнений. На ту тему, на которую это происходило, никакие иные формы и методы невозможны, непродуктивно и просто элементарно оскорбительны.

Это по сути, как в трамвае в ответ на «жидовскую морду». С одним небольшим, но принципиальным различием. В трамвае ты рядом с этим мурлом оказался случайно и непреднамеренно. А в редакцию радиостанции «Комсомольская правда» беседовать с Максимом Шевченко о Сталине ты идешь специально и осознано. Так что, и меры ответственности, естественно, разные.

А тут ещё перед тобой человек на одиннадцать лет моложе, что, когда ты сам на седьмом десятке, имеет большое значение, на вид значительно здоровее и в иной весовой категории. А Николай Карлович начинает валять дурака: «Но поскольку он стоял передо мной с опущенными руками, я не смог ударить кулаком в лицо и дал пощечину».

Это даже не ошибка, а вовсе идиотизм. Не надо путать символический жест, иногда в редчайших случаях позволительный барышне (да и то я эту позволительность считаю очень сомнительной, но то отдельная тема) с реальной жизненной ситуацией. Появился шанс – постарайся максимально им воспользоваться, или не лезь совсем.

Другое дело, когда этого шанса изначально нет вовсе. По любым причинам, неважно. Тогда следует пользоваться опытом человечества, сформулированным полковником Самуэлем Кольтом ещё когда он был юнгой: «Я уравниваю шансы». Но только не пугать и ничего не демонстрировать. Оружие можно и необходимо доставать исключительно для того, чтобы немедленно выстрелить.

К сожалению, тут, особенно у нас, имеются определенные технические и юридические сложности с препятствиями. Потому могу процитировать лишь другого классика, моего приятеля юности, широко в свое время в узких кругах известного Мишу Черномордика, только что тогда, в самом начале семидесятых вышедшего после весьма приличного срока: «Самый лучший прием в драке, это дать человеку по голове обрезком чугунной трубы. Наиболее эффективно - сзади и, желательно, когда он спит».

И вот не надо. Я никого ни к чему не призываю, вы мой пацифизм знаете и, надеюсь, тут я вне подозрений. Просто говорю о реалиях и констатирую данность. Других правил такого рода споров нет. Иначе сиди дома, и другим мозги не полощи, и себя излишним рискам не подвергай.

И ещё больше всего не хотел бы, чтобы кто-нибудь воспринял сказанное мною за шутку. Давно не был столь серьезен.
вторая

Спокойной ночи

Тут у каждого своя

Стенка и доска почета.

И попутаны края,

И поверены расчёты

Лишь пред Богом и собою,

Чья тут ноша и карман.

У России два героя –

Манекен и наркоман.