March 30th, 2018

вторая

Из личного

Правда, ситуация довольно аховая, когда уже несколько дней на языке крутится, постоянно пытаясь неловко сорваться, глупая и довольно подловатая фраза:

«Да я с вами на одном поле даже скорбеть не сяду…»
вторая

Трудности перевода

А ещё меня сильно умиляет из последнее время употребляемого и распространившегося про «умение разговаривать с народом».

Это вообще про что и про кого? Про инопланетян? Про австралийских аборигенов? О пятнадцатилетней Софии Августе Фредерике А́нгальт-Цербстской, которая, особенно поначалу, имела большие проблемы с совершенно чуждым ей русским языком и вынуждена была заниматься целыми ночами, чтобы начать хоть относительно комфортно существовать в практически неизвестной новой стране?

Когда я семнадцатилетним сопляком волею случая получил под свое начало бригаду из шестидесяти докеров в порту Мотыгино, то никого не интересовало, умею ли я «разговаривать с народом». А исключительно, сможет ли Васильев обеспечить погрузку и разгрузку определенного количества барж в сутки и чтоб при этом, желательно, никто не погиб и особо не покалечился. А про «разговоры» и «народ» ни у кого даже мысли возникнуть не могло.

Но вот в девяностые моей любимой стала фраза, которой, кстати (хотя, возможно, мне просто везло) не пользовались при советской власти и самые большие начальники. А тут лужковские даже мельчайшие чиновники при каждом казавшимся им удобным случае с особой интонацией принялись вопрошать: «Вы вообще понимаете, где находитесь и с кем разговариваете?»

Им, видимо, искренне представлялось, что в этих кабинетах и именно с ними надо говорить как-то по-особому. Я в таких случаях всегда предельно кратко формулировал, с кем, по моему представлению, пытался говорить, а с кем получилось, то есть, не получилось на самом деле, сразу вставал и уходил.

Тут любые разговоры бесполезны и беспредметны. Но на то и существует русский мат. Универсальный инструмент, решает все проблемы, времени на изучение требует минимальное, а совершенствоваться можно всю жизнь. Очень рекомендую не пренебрегать при необходимости.

Нет, понятно, я же не идиот, существует ораторское искусство, природные к нему способности и профессиональные приемы овладения им. И обращаться к толпе, особенно неблагожелательно, а то и агрессивно по отношению к тебе настроенной, это совсем не то, что вести деловые переговоры в комфортном кабинете или читать лекцию в подготовленной аудитории.

Но не надо тоже придуриваться и передергивать. Речь ведь не идет о взятии власти в Петрограде или подавлении Кронштадтского мятежа. А об общении, пусть и в сколь угодно нестандартной ситуации и при пусть достаточно критических обстоятельствах одних обычных русских людей со столь же обычными, такими же русскими людьми на их общем родном языке. Просто общении.

И, оказывается, кто-то этого не умеет. Ну, совсем. Хуже Софии Августы Фредерики.