April 9th, 2018

вторая

Двери

Вынужден с некоторой неловкостью признаться, что не большой любитель подобных трогательных историй про беженцев, родную землю, могилы предков, отчий дом и прочую подобную атрибутику. Возможно, частично потому, что в этом отношении сам в некоторой степени выродок, у меня нет подобных врожденных ценностей, и за жизнь я тоже не смог их приобрести. Во всяком случае настолько, чтобы это стало для меня принципиально важным.

Но это так, личное и субъективное, главное, конечно, в другом. Когда происходят якобы политические вооруженные конфликты, являющиеся по сути гражданскими войнами, да ещё с национальным оттенком, то тут судить со стороны иногда не только сложно или даже вовсе невозможно, но ещё, с моей точки зрения, часто элементарно безнравственно.

В данном случае я говорю конкретно о так называемом грузино-абхазском конфликте начала девяностых. Не то, чтобы у меня относительно него совсем не было собственного мнения, я тогда следил за событиями очень внимательно и у меня, конечно, сложилось очень определенное отношение к происходившему, его участникам, причинам и последствиям. Однако всё это я предпочту оставить при себе, чтобы ни в коем случае никого не обидеть и не оскорбить чью-то память.

Поскольку, несомненно, с обеих сторон было огромное количество чисто человеческих личных трагедий и не мне туда лезть с моим холодным взглядом далекого постороннего человека. Вынужден был сделать столь многословное вступление для того, чтобы не сложилось впечатление, будто хотя бы эмоционально пытаюсь сейчас обвинить какую-то из противоборствующих сил. Просто делюсь отдельным впечатлением сегодняшнего дня, ничего более.

Послушал утром довольно большое интервью с Тиной Баркалая. Сама-то она родилась в Москве, и мать её большую часть жизни здесь прожила, так что, думаю, Тинатин вообще человек более европейский и связи её с Грузией весьма опосредованные. Но тем лично для меня интереснее её взгляд на тамошние события и наиболее любопытен мне был именно он. Так вот, там были бабка с дедом, которые жили в родовом доме в Сухуми, и являлись как бы неким духовным центром притяжения для всей разбросанной по миру большой семьи, Тина у них достаточно регулярно бывала и имела представления о событиях девяносто третьего.

И рассказывая о них, о том, как в самые последние дни перед взятием города абхазскими вооруженными формированиями грузины бежали фактически из окружения, оставляя свои дома с пониманием, что, скорее всего, это навсегда, Баркалая несколько раз упомянула, что практически никто перед уходом не запирал двери. И в какой-то момент её собеседница, видимо, как я, не совсем понимая причину такого поведения, уточнила, мол, а почему, собственно, не запирали.

И Тины даже с некоторым удивлением пояснила, а нота удивления, видимо, потому, что это для неё слишком очевидно так же, как для самих не запиравших. Для того, чтобы новым хозяевам не пришлось ломать дверь.

Понимаете, люди навсегда покидают свой дом. Но и в последний момент панического бегства думают о том, чтобы его не изуродовали, не нанесли ему лишнюю рану, не оскорбили дополнительным насилием. Что-то, мне представляется, в этом есть, достойное упоминания и уважения. Хоть сам я не большой любитель подобных трогательных историй.
вторая

Земля О. (Лавка открыта) Продолжение второе

Вообще вся эта история не лишена определенной странности, поскольку, с одной стороны, казалось бы, предельно ясна, понятна и даже канонична, а с другой по многим оттенкам предельно мутновата, несмотря на то, что ей достаточно подробно и тщательно занимались более полутора тысяч лет далеко не самые глупые люди. Даже может возникнуть впечатление, что здесь присутствует некая мистическая таинственность, но, поверьте, оно ложное. Никакой мистики или тайны, самая обычная человеческая небрежность до уровня неряшливости, основанная на торопливости и беглости взгляда, слишком доверчивое восприятие якобы общеизвестного и общепринятого и примитивная лень, маскирующаяся под великую ученость.

А на самом деле там всё предельно просто, если посмотреть даже всего лишь на самые очевидные факты спокойно, внимательно и не задаваясь целью особо оригинальничать и что-то открывать, а только пересчитать и перепроверить ещё раз на бумажке, как вы это обычно делаете, если получаете счет за коммунальные услуги, который представляется вам не имеющим большого отношения к реальности. Давайте и здесь попытаемся вести себя столь же прозаически, но и не менее рационально.

В стандартной школярской христианской истории, причем, особенно подчёркиваю, все эпитеты употребляю без малейшего негативного оттенка, период «Великого гонения» на христиан в начале четвертого века, те самые всем известные страшные казни, растерзание дикими зверями и многие подобные знаменитые ужасы, связывают со временем правления и именем императора Диоклетиана.

Collapse )