April 15th, 2018

вторая

Окончание триптиха

В не очень сильном, но довольно утомительном приступе старческого маразма я в свое время довольно подробно описал историю маленькой серой рыбки из своего аквариума.

Потом, по ещё менее уважительной причине занудно поделился проблемами, возникшими, когда я всё-таки не выдержал и подсадил к этой рыбке неончиков и как при этом меня надули с сомиками.

Было это месяца четыре назад. За прошедшее время маленькая серая рыбка заметно оживилась и повеселела, кажется даже чуть поправилась и подросла, но это уже, скорее всего, оптический обман и наци эмоции. Однако изменение в лучшую сторону её поведения и настроения было несомненно, тут без обмана. С новыми соседями она вполне ладила, обидеть их не пыталась, от чего нас предостерегали, но и по углам не отсиживалась, вела вполне активный светский образ жизни.

А сегодня утром она умерла. Вроде про рыб говорят «заснула», но эта именно умерла. Жена не хотела меня сразу расстраивать, начала подготавливать, мол, у нашей рыбки была долгая счастливая жизнь…
Но я сразу всё понял. Нет больше маленькой серой рыбки. Последнего обитателя того моего зимнего сада. Живого свидетеля. Теперь уже мертвого.

Есть такой довольно стандартный и даже затертый, но часто вполне эффективно работающий кинематографический прием. В конце какой-нибудь особо тоскливой, безнадежной и пессимистической картины показывают ребенка, идущего куда-то по дороге навстречу неизведанному или просто с надеждой смотрящего вдаль. И у зрителя появляется какая-то хоть немного светлая нота, дающая возможность не так уж сильно завыть от тоски. Даже Балабанов в своем, на мой вкус, лучшем фильме «Замок» не удержался, использовал нечто подобное. Кстати, у него почти получилось.

У меня остался аквариум и в нем весело резвятся молодые неончики. Но что-то я на них даже смотреть не могу. Ладно, простите, прекрасно понимаю, всем бы мои проблемы и заботы…