April 27th, 2018

вторая

На том свете

Сейчас в связи с очередной годовщиной Чернобыльской аварии стало появляться довольно много весьма любопытных репортажей и документальных фильмов о нынешней ситуации в этой зоне. Среди прочего занимательного мое внимание привлекли два милый момента.

Показали небольшой водоем, даже не знаю, искусственного или естественного происхождения, буквально в сотне метров от самой станции, откуда, собственно, и брали воду для охлаждения реакторов. Очень живописно, полное буйство природы, всё цветет и над всем этим летает огромное количество разных птиц, какие-то кряквы, шмаквы, тут я полный профан, но все весело орут и очень красиво. А под это идет закадровый комментарий некого местного биолога: «Радиация их не убила, а исчезновение из этих мест человека спасло и возродило для новой жизни». По-моему, весьма оптимистично.

И ещё одно. Чтобы уменьшить пожароопасность вокруг станции из-за слишком разрастающейся травы, оказывается, несколько лет назад сюда завезли небольшое поголовье лошадей Пржевальского, которые как раз большие специалисты по борьбе с этой самой травой. Я опять же не собираюсь изображать из себя знатока, но слышал, что эти лошади в совсем уж дикой природе давно не встречаются и вообще у них большие проблемы с численностью.

Так вот, здесь они не просто прекрасно освоились, но и очень быстро размножились в три раза, настолько, что потихонечку начали эмиграцию в соседнюю Белоруссию. Опять же, не в курсе, может, они там пятиногие какие-то или трехглазые, но, судя по виду довольно жизнерадостные и резвые, чувствуют себя вполне комфортно.

А один из самых бурно развивающихся туристических бизнесов на Украине, это экскурсии по зоне. От однодневных до недельных. Самый дешевый в районе ста долларов. Собираются выйти на сто тысяч посетителей в год. Настроение у всех отличное.
вторая

Задачка по арифметике

Нет, я всё понимаю про разницу покупательной способности рубля в разных регионах, про местные бюджеты и вообще, надеюсь, никто меня не может упрекнуть в излишней склонности к социализму и стремлению более равного распределения материальных благ. Я, конечно, законченный эгоист и сторонник самого что ни на есть дикого капитализма без всяких прикрас и излишней благотворительности, если она не касается совсем уж явных нетрудоспособных инвалидов.

Короче, со вздохами и призывами к социальной справедливости, это точно не ко мне. Но если без всякого теоретизирования, то вот чисто практически. Я слушаю, как звонит из какого-то городка Пензенской области девушка, закончившая пединститут и пошедшая работать в местную школу учителем географии. Она об этом всю жизнь мечтала и в полном восторге, что мечта осуществилась. Вся погружена в этот новый для неё мир, взахлеб рассказывает об учениках и какой замечательный коллектив, и планов просто громадье. Один нюанс несколько смущает и слегка мешает. В месяц она получает двенадцать тысяч рублей. Я специально прописью написал, чтобы сомнений не было. А из соседнего городка звонит учительница математики, у которой тридцать шесть лет стажа. И она зарабатывает двадцать две тысячи.

А в городе Москве, в одной из старейших и крупнейших ведомственных больниц старшая медсестра, которая, по сути, руководит работой физиотерапевтического отделения, зарабатывает двадцать три тысячи.

И я сейчас вовсе не про справедливость, гуманизм или вообще что-то высокое. А просто при всей своей нынче непритязательности и крайне малые ещё и из-за возраста потребности, совершенно не представляю, как на эти деньги можно прожить. Даже теоретически ума не приложу.