June 23rd, 2018

вторая

Ничего личного, онли шмонли

Вот уж тема, по поводу которой совсем не хочется спорить. В смысле, стоит ли бояться людей с оловянными глазами или нужно постоянно пытаться и стремиться «строить» ментов, пугая тех службой внутренней безопасности и статьями из Кодекса о превышении служебных полномочий. Мой личный опыт говорит о том, что все эти трогательные истории про «укрощение наглых правоохранителей» являются в подавляющем числе случаев чистейшей беллетристикой, создаваемой ради иллюзии сохранения остатков чувства собственного достоинства. И иллюзией довольно опасной. Но, ещё раз повторю, тут меру риска каждый волен выбирать сам и нет никакой охоты кого-то в чем-то убеждать.

Просто картинка без всякой морали. Вчера моя супруга с тринадцатилетней внучкой пошла на давно запланированную экскурсию по малоизвестным архитектурным памятникам центра Москвы, но с экскурсоводом случилась непредвиденная неприятность и всё сорвалось. Решили, раз уж всё равно там оказались, зайти в ЦУМ, посмотреть девочке какую-то футболку. Было жарко, купили в палатке по бутылке минералки. Идут, отхлебывают. На входе в магазин рамка металлоискателя и огромная мусорная корзина, полная бутылками по большей части с тем или иным количеством воды. Охрана потребовала, чтобы они почти ещё полные бутылки выбросили или допили, неважно, главное, что с водой не пускают. Жена в недоумении спрашивает, но вот вы же видите, я из неё пью, так что там точно не взрывчатка, кому моя вода мешает? Но те равнодушно пожимают плечами, мол, ничего не знаем, таков приказ. Долго базарили, даже вызвали «старшего», то есть сержанта лет двадцати, но всё без толку, приказ есть приказ, и точка, не пускают. В конце концов решили всё-таки не возвращаться, выкинули воду и прошли.

Но самое спешное оказалось потом. Там внутри продавали такую же воду. Снова купили, но допить не успели и выходят опять с початыми бутылками. Но их не выпускают. Надо снова или допить, или выбросить. Спорить уже не стали, повторять всю процедуру не хотелось. Вернулись усталые и довольные прогулкой.

Это, конечно, полная чепуха. Как и остальное. У нас на днях тут неподалеку на Кутузовском очередная авария с четырьмя трупами и несколькими покалеченными в реанимации. Жена там мимо проезжала, рассказывает вечером, что началось с того, что женщину сбили, а потом уже было лобовое столкновение в другой машиной и микроавтобусом. В принципе совсем рядовой для этой трассы случай, не стоящий и упоминания. Но на следующий день из СМИ выясняется, что за рулем спорткара – убийцы был широко известный в московских кругах стритрейсер из компании Мары Багдасарян, летевший на скорости больше двухсот. Его до этого много раз задерживали за смертельно опасное хулиганство за рулем, в то числе и за побеги от гаишников, выкладываемые онлайн в интернет, но он отделывался какими-то чепуховыми штрафами.

И по телевизору, и в печати давно уже идет постоянный возмущенный разговор об этой «золотой молодежи», которая гоняет по городу с риском для жизни не только собственной, это черт бы с ними, но, главное, для жизни окружающих, непрерывно гибнущих и становящихся инвалидами. И все наивно и безмерно удивляются, как же так, за грубое слово в адрес мента могут посадить, «скол зубной эмали» или прикосновение к рукаву силовика оборачивается реальным тюремным сроком, а эти каким-то образом отделываются несколькими тысячами рублей.

Так вот, не надо волноваться за ментов. Это только для публики «несколько тысяч». Гаишник, которого у Триумфальной арки не так давно богатая дама из высших кругов протащила на капоте, купил себе потом трехкомнатную квартиру. И если убивший несколько пешеходов и скрывшийся с места происшествия потом обнаруживается, но отделывается месяцем условно, то будьте спокойны за материальное благосостояние ведущих дело следователей. Это цела гигантская прекрасно налаженная индустрия. У неё даже среди своих имеется специальное наименование – «торговля трупами». И посторонним соваться в этот бизнес бессмысленно. Можете бояться, можете не бояться, можете молчать, можете кричать на всех перекрестках, это ваше дело.

А страх, это ведь как обычная физическая чувствительность. Можно, конечно, гордиться, что она у тебя пониженная, а боли ты и вовсе не испытываешь. Но я предпочитаю всё-таки на боль реагировать, не совсем зря она дана природой человеку. Хотя, естественно, стараюсь, чтобы она только предупреждала об опасности, но, по мере возможности, не лишала воли и способности здраво мыслить. Но тут уже дальше разговор о субъективных способах и методах, который сейчас продолжать мне не очень хочется.
вторая

А слева молот, справа серп…

Жанна Немцова взяла интервью у Вахтанга Кикабидзе. Актер позволил себе некоторые высказывания, в том числе о СССР и его гербе, не совсем укладывающийся в нынешний российский патриотический тренд. То есть, по мим понятиям изложил всё предельно мягко и корректно, но озверевшая отечественная путинская стая на него дружно набросилась. Как только старика не обзывали и какими словами не поносили. Просто праздник души, именины сердца.

Короче, молодцы, отработали по полной, но я бы честно говоря, об этом поленился бы даже упоминать. Однако задело меня другое. Николай Сванидзе решил выступить в своего рода защиту Бубы:

«Тут кто-то из наших деятелей сказал (это на самом деле, если я правильно понял, что-то из совместного творчества Прилепина с Лимоновым – А.В.), что там, отвратительная какая-то была фраза насчет того, что вместо серпа и молота хачапури. Какое хачапури. Отец фронтовик – это хачапури? Мать его, кстати, Вахтанга Кикабидзе из рода Багратиони. Того самого рода, представителем которого был Петр Иванович Багратион, герой войны 1812 года. Это хачапури? Гадость».

Вот уж в чистом виде, что называется, лучше бы уже не защищал. При чем тут огород с бузиной и киевский дядька? А что, если бы у Кикабидзе отец на пропал без вести на Войне, а мать не была бы героических княжеских кровей, то он не имел бы права высказать своего мнения об отношении к СССР? Или это мнение имело бы меньший вес и основания?

Это, знаете, как мне в свое время нередко говорили, что я не люблю советскую власть, потому, что у меня деды сидели, бабка и вовсе в лагере погибла, а сам я вырос на Колыме. Полный бред. Я постоянно повторяю, что на советскую власть пришлась самая счастливая и прекрасная часть моей жизни, когда никто из моих родственников уже давно не сидел, а сам я жил где хотел и был молодым, здоровым, ничего нигде не болело и девушки любили. Но, подозреваю, ненавижу СССР даже много больше, чем Вахтанг Константинович.

А агрессивная бессмысленная плесень прилепинского типа ведь любит и любит искренне отнюдь не советскую, а просто власть. Порода вселенской вохры покрывшая территорию когда-то довольно талантливой и перспективной страны.