?

Log in

No account? Create an account

Сентябрь, 25, 2018

Читатель tihoc в ответ на мою реплику о «Мистической болезни» написал комментарий, который я счел нужным и позволю себе привести полностью по соображения, которые поясню ниже:

«Когда вы оформляли в скептические скобки выражение "трагическая катастрофа" относительно распада СССР, выразив тем самым усмешку якобы слишком громкому определению Путина про величайшую геополитическую трагедию двадцатого века, вы как-то упустили момент, что это реально была трагедия миллионов людей. Чудовищная по своему масштабу. И Путин здесь явно имел ввиду не только изменения в географической карте и в социальном устройстве. И в этой его формулировке нет ничего преувеличенного.
Произошла ли тогда грандиозная геополитическая трагедия, тянущаяся огромным шлейфом по сегодняшний день? Безусловно! И пострадали в ней не только те, которых вы описали, кто сейчас ностальгически страдают, по сути, как вы правильно предположили, по прошлому, когда трава была зеленее и проч.
Не надо забывать, что тогда у многих людей, семей и народов совершенно изменился уклад жизни, у некоторых просто обрушился мир, огромное число людей просто не выжили. Причем и среди тех, кто выжил физиологически, некоторые сейчас просто номинально существуют, не приходя в сознание, лишившись своего дела, потеряв себя как личность. Не все сильные и не все сумели перескочить без существенных потерь.
Чтобы было конкретно, пример: Вся наша семья и практически вся близкая и дальняя родня тогда стали беженцами. Без крыши над головой, без средств к существованию. Чтобы выжить самой и сохранить близких, мне пришлось тогда изменить свою природу и утратить своё "я", которое по сей день я не могу снова обрести.
Этот факт вам в копилку, когда будете в следующий раз так залихватски и легкомысленно касаться болезненной для многих темы "распада империи" и недоумевать, а что это они так страдают?»

Мне показалось нужным и важным ответить, поскольку здесь человек не излагает какие-то абстрактные идеологемы или теоретические взгляды на так называемую «геополитику», а делится собственной личной болью, ссылаясь на совершенно конкретную ситуацию. Которых, действительно, было немало, и с которыми я сам сталкивался нередко и обычно далеко не бесстрастно. И по поводу которых изначально хочу сказать, что сопереживаю, отнюдь не «залихватски» и не «легкомысленно».

Конечно, меня, человека достаточно удачливого, весьма обеспеченного и на своей шкуре не испытавшего в полной мере всех ужасов роли беженца, очень просто заподозрить в неискренности. Но подумайте сами, с чего бы это мне в данном случае врать и лицемерить? Нет и не может быть и малейшей практической корысти. Я никак не завишу от любого постороннего мнения, мне никакого смысла не за него бороться, потому мог бы сказать очень просто. Мол, мне наплевать на ваши личные конкретные беды и проблемы, на вас и вам подобных, меня и моих близких это не коснулось. Почему, собственно, я должен жить в советской империи, где мне глубоко чужды и ненавистны обе составляющие, в смысле и «советская» и «империя» лишь по той причине, что это создает какие-то бытовые неудобства совершенно посторонним мне людям?

Но я не скажу ничего такого по единственной примитивной причине. Потому, что это не так. И я действительно по-человечески искренне сочувствую любому, по чьей судьбе катком прошли исторические катаклизмы.

Это неизбежно. Приходится постоянно повторять самые большие пошлости и банальности. Мир жесток и несправедлив. У каждого свои интересы, и в большинстве случаем они противоречивы до крови и смерти. И, конечно, было бы прекрасно, если бы все могли жить при том общественном устройстве, которое наиболее комфортно и органично именно для данной отдельной личности. Но это путь столь же сладостный и благостный, сколь и обреченный. Да, несомненно, для кого-то и в самом деле «не дай Бог» жить в эпоху перемен, а для кого-то только в этих самых переменах и есть смысл существования.

Мы не будем сейчас зарываться в совсем древнюю историю, этим занимаемся отдельно, и не станем разбираться, насколько, например, открытие европейцами Америки стало для очень многих «крупнейшей геополитической катастрофой пятнадцатого-шестнадцатого веков». Но вот из совсем уже недавнего.

К Черчиллю можно относиться по-разному, но мало кто считал и считает его наивным глупцом. Но главное, что его интересовало в послевоенном устройстве мира, это сохранение Британской империи. В её распаде он видел основную угрозу всей цивилизации, презирал Ганди, не мог даже думать о предоставлении самостоятельности Индии, и, понятно, главной его личной жизненной трагедией было то, что именно при нем эта самая империя практически исчезла.

Де Голль подарил французам ради сохранения их самоуважения сказку о сражающейся в Сопротивлении фашистам стране. Конечно, всё было совсем не так, но опять же сейчас не об этом. Там действительно, кроме самого генерала, были люди безупречной в этом отношении репутации, настоящие герои, реально дравшиеся с фашистами и при этом лично абсолютно преданные своему лидеру, да зачастую просто близкие друзья, как, скажем, Рауль Салан. И в основном именно они стали в шестидесятых ядром ОАС, пошли на все самые крайние меры, вплоть до пятнадцати покушений на Де Голля, отстаивая нерушимость Французской империи.

Конечно, можно долго и крайне мудро рассуждать, лучше или хуже стало от того, что Алжир стал независимым от Франции. И для кого лучше? Для самой Франции? Для Алжира? Для французов, живших в Алжире? Для алжирцев, перебравшихся во Францию и ставших её полноправными гражданами? Для, например, Зинедина Зидана? А свобода США от Британии? А Индия? А та пылающая помойка, в которую превратилась почти вся Африка после освобождения от «бремени белого человека»? И вообще, что такое это «лучше»? Только не надо прятаться за убогое и нелепое про «отсутствие в истории сослагательного наклонения». На самом деле в истории кроме него ничего и нет. Другой вопрос, что каждый волен наклонять по-своему и вовсю этой своей волей пользуется.

Так что нелепо рассуждать абстрактно на тему, плоха или хороша сама по себе такая структура, как империя. И империи бывали разные, и времена разные, и этапы развития цивилизации, и всё разное. Только факт остается фактом. Ни одна империя не оказалось вечной, а сейчас в классическом своем виде при всём многообразии уже известных вариантов этот инструмент просто принципиально не работает. Это отнюдь не исключает в будущем каких-то очередных исторических выкрутасов и капризов на неких новых уровнях, что никак не отменяет сказанного.

Я же, никаким образом не морализаторствуя и не обобщая, хочу всего лишь поделиться одной личной и сугубо частной историей. В первой половине девяностых ситуация в нашей семье сложилась весьма сложная до уровня чрезвычайной, и нам потребовалась какая-нибудь помощница по хозяйству в основном с функциями няньки. На одной из строек, у которых я тогда принимал участие, работал в должности типа сторожа-охранника приятель одной нашей знакомой, некий Петя. Он с женой, обоим лет примерно по тридцать, перебрались из Целинограда, который ещё не стал Астаной, но уже недавно превратился в Акмолу. Относительно молодые, здоровые, оптимистичные и как будто вполне работящие ребята. Насколько я помню, переехали не в результате каких-то конкретных трагических событий, а просто Москва была сильно экономически привлекательнее, там у них никаких особых корней не было, да и то, что в Казахстане русским стало не очень уютно, конечно, наложилось в определенной степени, короче, оказались они здесь среди многих подобных. Знакомая попросила Петю, в принципе профессионального шофера, временно пристроить пока он что-то там утрясет с документами, ну, мы его и взяли.

И вот случайно узнав о наших с женой проблемах Петя сказал, что его супруга сейчас свободна и может помочь. Мы с радостью и благодарностью согласились. Какое-то время она проработала, я даже не могу сказать как, во всяком случае особых конфликтов не было, впрочем, это не моя зона ответственности, а от жены я особых претензий не слышал, правда, она вообще не по этому делу, в смысле, на счет претензий. Но довольно скоро нас эта женщина очень сильно и некрасиво, я бы даже сказал подловато, подвела. Не стану пускаться в подробности, это уж совсем не интересно, отмечу только, что поступок её оказался очень неожиданным, поставил нас в крайне сложное положение и к тому же был совершен явно при Петином участии, если не по его инициативе. Я вспылил, что для меня на самом деле случай исключительный, тут же уволил и Петю, и о судьбе этой семьи мне больше ничего не известно, надеюсь, всё у них в жизни сложилось нормально, зла никому не желаю. Однако это лирика, а наша ситуация оказалась на грани катастрофической.

И тут в нашей жизни появилась Вика Борисовна. Откуда, я уже точно не скажу, скорее всего почти «с улицы», то есть, наверное, кто-то посоветовал, но наверняка там никаких особых рекомендаций не имелось. Это была женщина лет пятидесяти с небольшим, худенькая, «метр пятьдесят с каблуками и шляпой», с очень тонкими, слегка восточными чертами, хотя сама говорила, что знает о своих только чисто русских корнях. Работала преподавателем чего-то технического в тбилисском институте. Её муж, примерно тех же лет и не сильно более солидной комплекции трудился инженером-теплотехником. У них была хорошая трехкомнатная квартира рядом с проспектом Руставели и дочка лет десяти. И одним прекрасным днем к ним явились несколько бородатых вооруженных джигитов и сказали, что русским в Грузии больше делать нечего, особенно в столь роскошных апартаментах, времени на сборы до завтрашнего утра, и для убедительности дали пару автоматных очередей по мебели и стенам. Муж Вики Борисовны по наивности и старой советской закалке пошел в милицию, там над ним по-доброму посмеялись и сказали, что максимум чем могут помочь, это выторговать лишний день-другой.

Они приехали с дочкой, двумя маленькими чемоданами и какими-то копейками, отложенными «на черный день», но, естественно, вовсе ничего не значащими при таком уровне черноты. Родственников никаких и вообще никого, кто хоть как-то мог помочь. С трудом хватило на то, чтобы снять крохотную комнатку в коммуналке на первом этаже какого-то домика в Подмосковье, минут сорок от города на электричке. И Вика Борисовна пошла к нам в няньки. А ещё через некоторое время мы пристроили её мужа кем-то вроде консьержа в одной из наших новостроек.

Я не буду вдаваться в дальнейшие подробности. Прошло уже больше четверти века. Вика Борисовна до сих пор остается очень близким нам человеком, не то, что слишком уж часто общаемся, но регулярно созваниваемся как уже мало с кем, и несколько раз в год она обязательно приезжает навестить своего воспитанника, моего младшего сына, который по привычке продолжает называть её, как во младенчестве, Вика-рыбонька. Они давно потихоньку выкупили по комнатам ту первую свою квартиру, потом поменяли с доплатой на более комфортную и поближе к столице. Во всем этом если я им слегка и помог, то очень немного и заслуга тут полностью их без малейшей натяжки. Дочка Вики Борисовны закончила физкультурный, счастливо вышла замуж, работает тренером по плаванию в большом солидном спорткомплексе. Вика Борисовна с мужем, несмотря на почтенный возраст, тоже продолжают трудиться. Она доросла до проректора в подмосковном филиале какого-то института, у него небольшая, но собственная охранная фирма, нет, не ЧОП, а просто такая вполне мирная, однако с отличной репутацией команда, которая предоставляет услуги тех самых консьержей в подъездах обеспеченных домов.

Умоляю, не надо смотреть на меня, как на идиота, я не собираюсь делать каких-то выводов и, тем более, кого-то поучать. У этой басни нет никакой морали. И я не только не считаю, что ответил на какие-то вопросы, но и, наоборот, сам хочу задать тот, который до сих пор для меня остается полностью открытым. Ну, хорошо, можно как угодно относиться к тому времени и тем событиям, считать или не считать их «главной геополитической трагедией двадцатого века», кого-то проклинать, а чему-то радоваться. Но сегодня, сейчас, чего вы хотите? Присоединить Туркмению и Прибалтику? Конкретно сегодня вы без них жить не можете? Вам будет от этого легче? Снова поедите туда жить и будете крепить «дружбу народов», создавая не знаю уж теперь какую новую общность вместо «советского народа»?

Да, неприятно, когда фантомные боли, и ноют давно ампутированные ноги. Но, думаю, ещё хуже, когда мигрень поражает невозвратно потерянные головы.

Метки:

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel