?

Log in

No account? Create an account

Октябрь, 14, 2018

Понять и простить

Я как раз совсем недавно на подобное напоролся. Хотел поговорить о каких-то важных для меня морально-этических проблемах, но, для того, чтобы сэкономить время и упростить постановку вопроса, сослался на «казус Кавано», как сюжет и повод. И в ответ получил множество комментариев, возможно, очень умных и уместных, но на абсолютно лично мне не интересные темы, типа, взаимоотношений американских демократов с республиканцами или относительно юридических извращений и несообразностей ихней судебной системы. Пришлось потратить много дополнительных сил и времени на разъяснение своей позиции и уточнение предмета разговора.

Очень боюсь, что рискую и сейчас попасть в подобную ловушку. Но не могу удержаться от соблазна, уж очень удобно и кратко в этой ситуации всё сошлось и сформулировалось само собой. Имею в виду нахулиганивших и арестованных футболистов. О которых, ещё паз попросив прощения, больше не упомяну, и которые сами по себе мне глубоко безразличны. Так же и читателей прошу здесь забыть конкретно о них. Но тут прекрасно сложились две всегда любопытные мне темы, которые, на мой взгляд, в нескольких предложениях очень наглядно и четко изложил всего в нескольких предложениях Василий Уткин:

«Как вы думаете, избитому ими человеку что важнее — получить качественное лечение и надлежащую компенсацию или знать, что придурок Мамаев сидит в тюрьме? Вы знаете ответ на этот вопрос.
Они должны расплатиться благополучием. Возможно, это окажется разорением. Может, и этого не хватит.
Но сидеть там не для чего.
Увы, не таковы наши законы и судебная практика. И мы сами кровожадны, мы хотим мести, боль за боль».


Итак, во-первых, извечное про «компенсацию». Или то, что я обычно называю «торговлей трупами», когда речь идет о возмещении за смерть родственников. Я поставил это слово в кавычки потому, что, мне кажется, чаще всего оно используется принципиально неверно. Когда речь идет о нормальной компенсации, то имеется в виду (естественно, я тут говорю об эффективной, оптимальной и независимой судебной системе, полностью отвлекаясь от российских реалий), что суд устанавливает материальный и/или моральный ущерб, который возмещается пострадавшему за счет виновного. Но всё это в рамках отдельного гражданского процесса, совершенно независимо и от уголовного наказания, и от мнения сторон. Точка. Одно к другому никакого отношения иметь не может и никак не должно влиять.

Однако обычно получается совсем наоборот. И тогда звучит вопрос в понимании Уткина. Мол, или придурок, избивший другого человека будет сидеть в тюрьме, а пострадавший станет лечиться на свои деньги, или придурок заплатит, но ему ничего не грозит. С покойниками альтернатива получается ещё жестче. У ребенка погибли родители-кормильцы, убивший их, например, пьяный за рулем сядет в тюрьму, а сирота пойдет в детский дом и выйдет из него потом в этот мир нищим, или убийца не понесет наказания, но обеспечит ребенку хорошее детство, образование и приличный достаток по крайней мере для начала самостоятельной жизни.

Мне представляется, что сама по себе такая постановка вопроса изначально ущербная, извращенная и подлая. Но тут я даже оставляю в покое этот момент и никак не пытаясь давать кому-то советы со стороны или навязываться с собственными оценками, просто пытаюсь примерить ситуацию н себя лично. Пусть другого варианта нет и выбор однозначный. Только материальная «компенсация» в обмен на безнаказанность преступника, а то и убийцы. Уткин пишет: «Вы знаете ответ на этот вопрос». Мне тоже кажется, что я знаю. Но есть подозрение, что наши с Уткиным знания диаметрально противоположны. Просто не очень представляю, как смог бы после этого жить дальше, если бы взял. Ещё раз повторю, меньше всего хочу заниматься морализаторством, кого-то осуждать и надменно лицемерить с позиции достаточно обеспеченного человека. Говорю лишь лично о себе и исключительно о собственных ощущениях. Очень сомневаюсь, что справился бы с подобной «компенсацией».

И второй момент. Относительно: «Мы сами кровожадны, мы хотим мести, боль за боль». Я в принципе ждал этого момента, он всегда наступает после даже самой высокой и мощной волны общественного возмущения, когда возникает и всё более усиливается хор по поводу: «Людям свойственно ошибаться, надо уметь прощать, мстить это ужасно, остановите травлю, проявите милосердие, не будьте кровожадными…»

Не знаю. Вот тут не кокетничаю, а действительно не знаю. Видимо, я очень, если мягко, то несовершенный, а если строже и правдивее, то плохой человек. Мне полностью непонятны и недоступны эти призывы к прощению и милосердию. Видимо, какой-то чисто природный изъян.

Когда-то в юности мне очень понравилась одна фраза, я сейчас навскидку попытался найти источник, не получилось, буду признателен, если кто-то подскажет. Но смысл её в том, что особенно легко простить после того, как отомстишь. Признаю при этом, что тут кое-что от «красного словца», у меня самого это не столь прямо связано. Желание отомстить само по себе, а к прощению месть автоматически отнюдь не ведет.

При этом, следует, чтобы совсем уже не выглядеть монстром, признать, что и понятие мести для меня достаточно ограниченно. Сам я не стану воровать у того, кто украл у меня и совершать подлость, например, предательства и доносительства по отношению к тому, к это сделал мне. Но как-то так судьба сложилась, что она достаточно немилосердна к моим обидчикам. И тут я не чувствую к ним особого сочувствия. В отношении же применения закона я, следует признать, именно и действительно мстителен. И не считаю, что основное в наказании перевоспитание или что-то подобное гуманное. Нет, прежде всего именно месть. Натворил мерзость – получи соразмерную ответку. Возможность душевной нравственной трансформации преступника меня совершенно не трогает и не интересует.

Вероятно, тут имеет ещё значение моя физиологическая нравственная тупость в параметрах классического «понять и простить». То есть, наверное, если я что-то способен понять, в смысле примерить на себя механизмы преступления, то там и мог бы возникнуть путь к прощению. Я не говорю о таких очевидных вещах, как воровство из бюджета нашего что настоящего, что прошлого государства или неуплату налогов, это зачастую вообще для меня дело святое и иногда крайне полезное во всех отношениях. Но, например, махинации с кредитами даже частному банку. Там реально и конкретно никто не страдает, даже страховые компании, которые в результате несут фактические потери, в принципе и по общему счету всё равно в прибыли. Но это, конечно же, не честно. И сейчас я на это ни в каком виде не пойду. Однако понимаю, что в юности мог бы соблазниться, и даже примерно вижу, какие причины и обстоятельства могли бы меня на это подвигнуть. И, опять же абстрактно и чисто теоретически, могу себе представить, что призываю кого-то простить молодого человека, совершившего нечто подобное и не наказывать его слишком строго.

Но как можно подойти к человеку и, что бы он тебе ни сказал, ударить его стулом по голове или, повалив на землю, вколачивать его голову в асфальт градом ударов с явным желанием если не убить, то максимально покалечить, я не понимаю. Если это не самооборона и не защита кого-то. Вот не понимаю, и всё. Без нюансов и оттенков. Поэтому в таких вопросах мне понятие прощения категорически недоступно. И даже недоступно ощутить, к сожалению это или нет.

Все мы люди, а людям свойственно ошибаться, с кем ни бывает… Нет. Это ложная школярская софистика. Не имеется здесь никакой связи между человеческим и зверским со скотским. То есть, имеется, естественно, и самая непосредственная, более чем частая и даже обыденная, но это уже переход к совсем другому уровню рассуждений, что есть «человеческое», и там мы можем прийти к совсем уж неутешительным выводам. Так что, пожалуй, я остановлюсь на своем частном понимании «человеческого» как разумного и эмоционально и нравственно для меня понятного и приемлемого.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel