November 22nd, 2018

вторая

Это особое удовольствие, когда промахиваешься

Тут по поводу предыдущего текста один читатель поставил некий вопрос, который я даже не сразу понял, настолько он имеет косвенное отношение к затронутой мною там проблеме. Но, поразмыслив, я решил всё-таки сказать несколько слов по данному поводу.

Речь идет о том, имеет ли право государство и общество вмешиваться в те процессы, которые несут опасность исключительно для самого нарушителя. Там несколько приводилось примеров из области правил дорожного движения, и переход на красный свет, и превышение скорости, но, хотя у меня есть довольно четкое мнение по каждому из вариантов, основанное на многолетнем опыте за рулем, однако я сейчас не хотел бы углубляться в нюансы и таким образом размазывать основную мысль. Потому взял бы только как бы дистиллированные случаи, когда сложно без привлечения совсем уж фантастических допущений представить себе вред для окружающих и посторонних. Типа тех же ремней безопасности или, например, мотоциклетных шлемов.

И действительно. Я совершеннолетний полноправный гражданин, кому какая разница, насколько забочусь о собственной безопасности? Ещё раз повторю и подчеркну. Только о собственной без хоть сколько-то разумной даже теоретической возможности причинить ущерб другим. Мотоциклист без шлема не несет ничуть большей угрозы, чем в шлеме. Вот без специальных очков, это да. Может от ветра ухудшится видимость, что-то на скорости попадет в глаз и тому подобное. А шлем это только средство его собственной защиты головы, почему за отсутствие можно наказывать?

В принципе, тут вопрос извечный и неразрешимый. Ежегодно многие тысячи здоровых, обеспеченный, чаще всего весьма неглупых и достаточно успешных людей, некоторые семейные и даже многодетные, лезут в горы и постоянно там погибают. Склоны практически всех известных вершин уставлены стендами с именами жертв. И чего? Запретить это в принципе абсолютно бесполезное и бесцельное занятие, поскольку люди без всяких сомнений и в любом случае рискуют своими жизнями? Честно говоря, я бы запретил. Но, к счастью, они меня не спрашивают и правильно делают. Поскольку это их личный выбор, не никакого вреда не наносящий и угрозы мне не представляющий.

Или «В этом водоеме купаться запрещено из-за санитарного состояния. За нарушение штраф». Когда запрещение связано со, скажем, возможной помехой для судоходства, с опасностью подхватить заразное заболевание, потенциально потом угрожающие здоровью других, или что ещё подобное, то тогда, естественно, всё понятно. А если ты можешь заболеть исключительно какой-нибудь индивидуальной гадостью, то это твое личное дело. Обязанность контролирующих органов тебя предупредить (вообще-то, конечно, лучше привести водоем в порядок, но это уже совсем другая тема). А штраф-то тут причем? Полный бред.

И таких примеров можно привести бесчисленное количество. Но то, что закон и справедливость понятия не идентичные и не равнозначные, а так называемое правосудие никак не является эталоном или даже хотя бы конечной точкой этой самой справедливости, а всего лишь путем по направлению к ней – это прописные истины для первокурсников любого нормального юридического учебного заведения. Как и то, что любую самую здравую, в том числе и законодательную, норму можно без особого труда довести до маразма и превратить в свою противоположность – это тоже очевидная до пошлости банальность.

Я бы только всё-таки не обобщал совсем уж беспредельно и разделил способы вмешательства государства и общества в личную частную жизнь на две условные категории. То есть, их, конечно, значительно больше и при этом каждая со своими оттенками и нюансами, но сейчас намеренно для краткости максимально упрощаю.

Когда ввели штраф за непристёгнутый ремень, да, несколько раз это вызывало у меня раздражение. Когда хитрозадый гаишник подкарауливал и с развратной улыбочкой потом спрашивал: «Ну, что будем делать?» Но в принципе никаких принципиально отрицательных последствий для моей жизни это не имело. Я как ездил и сколько ездил на автомобиле, так и продолжил. А общая сумма заплаченных штрафов была для бюджета вовсе не критичной. А когда во всех без исключения ресторанах запретили курить, то мой образ жизни весьма заметно и значительно изменился. Мы с женой практически перестали ходить в рестораны. Каковое изменение на седьмом десятке лет оказывается не самым приятным подарком судьбы.

По поводу же колбасы ситуация скорее не столь четкая, а несколько пограничная. При том количестве, в которых я опять е в связи с возрастом сейчас уже потребляю, и при моем уровне доходов, буду ли я платить за уже много раз упоминаемую брауншвейгскую тысячу триста или тысячу восемьсот за килограмм, мне по большому счету без разницы. Но я знаю достаточное количество людей, для которых предполагаемое в связи с акцизами подорожание колбас и сосисок на тридцать-пятьдесят процентов весьма критично. Они, возможно, полностью не откажутся, но или значительно сократят объем потребления, или начнут ущемлять себя в чем-то ином. Единственное, в чем я абсолютно уверен, что это никак не скажется на улучшении качества товаров в их продуктовой корзине и на оздоровлении их образа жизни.

Так что, в любом случае, подлость и сволочизм. Однако, как уже неоднократно сказано, поделом.