February 17th, 2019

вторая

В Северной Дакоте нет смертной казни

Я, наверное, далеко не самый умный человек на свете. Да, ладно, что там лукавить и кокетничать, какие «наверное» и «не самый». Совершенно объективно мои интеллектуальные способности откровенно и очевидно ограничены и находятся на весьма среднем уровне, а нередко и ещё ниже.

В шахматах моим потолком оказался третий юношеский разряд, даже не знаю, есть ли такой до сих пор. Я не только не смог бы окончить самый рядовой технический институт, но и оказался в свое время даже неспособен поступить в электромеханический техникум. О каких-то талантах, типа музыкального или художественного, уже не говорю. Тут просто полный ноль. И благо бы это всё ещё хоть как-то компенсировалось определенными положительными чертами характера, вроде особого трудолюбия, повышенной аккуратности, максимальной сосредоточенности или чего-то подобного. Нет, ничего такого, по всем параметрам максимум «троечка», да и то часто «с натяжкой».

Так что же позволило мне прожить жизнь в общем-то не сильно отягощая окружающих своим существованием и в достаточной степени комфортабельно для самого себя, кроме, естественно, элементарного везения, безусловную ценность которого я никогда не устаю благодарно подчеркивать? Не могу утверждать категорически, но попытаюсь пояснить на конкретном частном примере.

В семьдесят втором я купил свою первую «копейку». Страшно гордый приехал к маме похвастать, но сразу не сказал, а решил устроить сюрприз. Уходя, попросил посмотреть в окно. И, когда она выглянула, сел за руль, газанул и заложил вираж. В результате чего на её изумленных глазах с жутким грохотом сбил стоящий рядом мусорный бак и помял крыло новенькой машины. Ещё месяца через два, вернувшись из тяжелой зимней практически безостановочной поездки «туда-сюда» в Прибалтику, я поздним вечером пересек Проспект Мира со стороны проезда Ольминского, тогда это можно было сделать, и влетел на Маломосковскую улицу, на которой оказалось отключено освещение. Успел врубить фары, но в этот момент уже падал в двухметровую яму, которую дорожные рабочие вырыли ровно в этом месте и забыли поставить ограждение. Прошел год, я стоял на светофоре совершенно пустой улицы около Даниловского рынка, и мне со всей дури въехал в зад колхозник из-под Рязани, перепутавший педали газа и тормоза.

С тех пор я практически безвылазно провел за рулем тридцать три года, за которые накрутил более полутора миллионов километров. Ездил по самым сложным и опасным дорогам страны, гонял машины через обрушающиеся перевалы и в любых экстремальных погодных условиях, иногда не спал по несколько суток непрерывной езды, короче, особо условия не выбирал, действую в основном по обстоятельствам и необходимости. Но никогда, ни единого раза я не то, что не попал в аварию, а моя машина не получила даже малейшей царапины. И это при том, что по-настоящему классным водителем я так и не стал, большинство моих знакомых, особенно профессионалов, были шоферами неизмеримо лучшими, чем я. Но в той или иной степени бились абсолютно все без единого исключения. Кроме меня.

В какой-то момент окружающие обратили на это внимание и пытались понять причину. Но я и сам толком ничего внятно объяснить не мог. Просто всей своей шкурой заранее чувствовал опасность на каком-то глубинном инстинктивном уровне. Были случаи совсем мистические. Кто-то меня обгоняет на трассе, и даже не то, что особо нарушает скоростной режим или правила движения, но самая рядовая, ничем не примечательная ситуация. Я съезжаю на обочину, достаю из багажника пакет с бутербродами и говорю попутчикам, что надо перекусить и перекурить, что-то мне не нравится. Через полчаса едем дальше и вскоре видим жуткую аварию. Обогнавшая нас машина врезалась в бензовоз, горит разбросанный вокруг ещё десяток автомобилей, а общем ад кромешный. Ребята начинают спрашивать, мол, какая муха тебя укусила, ведь человек ничем особо на дороге не выделялся, не хулиганил и не лихачил сверх меры, что заставило остановиться? Не знаю. Просто срабатывает какой-то автоматический ограничитель.

Нет, конечно, подобное случалось не слишком часто. Однако постоянно и везошибочно. И, что любопытно, ведь трудно сказать, что я такой уж патологический трус или перестраховщик. Несомненно, какой-то такой уж особой героической смелостью никогда не отличался, но в принципе рисковать не только мог и умел, но и любил. Уже достаточно того, что многие годы, пока были физические силы, считался очень азартным игроком, посетил практически все лучшие казино мира, а в большинстве московских имел даже «золотые карточки» почетного гостя. И в бизнесе нередко ходил по самому краю, а по мнению некоторых и частенько этот самый «край» переступал. Но при этом всегда чувствовал последнюю черту. И, если моя шкура говорила мне, что дальше нельзя, я знал, что могу ошибаться, но она нет.

Всего два раза за все годы поступил вопреки этому чувству, переломил себя, поскольку дела были связаны с моими ближайшими друзьями, теми самыми, которых всего-то, скорее всего, и было у меня всего два в жизни, оба раза очень серьезно «попал», но всё-таки в последний момент и тут моё чутье меня спасло, и в результате полной катастрофы удалось избежать.

Сейчас уже поздно и бессмысленно начинать анализировать составляющие этой самой условной «интуиции», что там от подсознательного, что от примитивно физиологического, что ещё от каких-то свойств организма и характера. Я давно уже махнул рукой и воспринимаю как данность, не пытаясь мудрствовать лукаво. А оставшиеся у меня близкие люди прекрасно знают, что когда я говорю «не надо», то нет большого толку пытаться требовать от меня убедительных аргументов, но лучше просто «не надо» и забыть об этом.

Я вот к чему решил поделиться этой сугубо личной и вряд ли кому интересной информацией. Если слышал ещё с детства, а в последнее время слышу всё чаще, хоть что-то на тему «целей общества» или «задач государства», про «национальную идею», какой-то «путь развития» или ещё что подобное, думаю, большинство отлично понимает, что я имею в виду, то всем нутром своим всегда ощущал смертельную опасность.

А общих целей и задач у меня ни с кем нет и быть не может. Особенно с каким-то обществом или государством. Еще сильнее особенно - с вашим.

Никогда на эти темы не стану рассуждать и уж, тем более, спорить. Не надо. Следует съехать на обочину, перекусить и перекурить.