March 1st, 2019

вторая

Дела семейные

Вчера вечером поспорили с женой. Почти поссорились. Речь сначала зашла о Вагнере. То есть, нет, конечно, сначала речь зашла о моем форшмаке, который я приготовил не, как обычно, на основе селедки, а использовав слабосолёную семгу. Но потом, через несколько сейчас уже не восстановимых этапов и тем, плавно и органично перешла на Вагнера.

Кстати о Вагнере. Заодно вспомнилось. Еще пришлым летом сидели в деревне под березами с соседом Мишкой, выпивали и заговорили об опере. Я упомянул, что более всего люблю цикл «Кольцо Нибелунга». Приятель на мгновение задумался: «Что-то не припомню, напой, может, узнаю…»

Господи, если бы я мог это напеть! Но вернемся ко вчерашней беседе с женой. Сначала вроде всё шло довольно мирно и спокойно, но вдруг она говорит, что ты, мол, постоянно к этому Вагнеру цепляешься, твой Моцарт на самом деле не сильно лучше. Я прямо так и взвился. Конечно, Вольфганг Амадей был далеко не ангел, но всё-таки человек достаточно приличный и с Вильгельмом Рихардом не сравнить. Это всё, знаете, бабские штучки и неуместные эмоции, надо себя держать в руках, нехорошо так.

Хотя музыку Моцарта я тоже очень люблю. Но несколько иначе, чем вагнеровскую. Последнюю могу слушать практически любую, однако только в определенном настроении и с некоторой предварительной подготовкой. А Моцарта практически всегда и даже как «фоновую», но давно заметил, что чаще всего рука тянется автоматически поставить только одно произведение. Довольно шаблонный и стандартный вкус, но я ведь на особую оригинальность и не претендую.