April 3rd, 2019

вторая

Идиллия

Вот организовали и выпестовали вполне себе благополучную и во всех отношениях современную страну. Нет, понятно, что не без массы самых серьезных проблем, однако по земным реальным понятиям вполне оптимально. Технологии одни из лучших в мире, экономика мощнейшая, государственные структуры и общественные институты достаточно, по возможности, работоспособные, правоохранительные и силовые структуры весьма надежные и мощные, короче, из того, на что нынче в принципе способно человечество, один из лучших вариантов.

Но, естественно, в любой, особенно крупной стране, имущественное и социальное расслоении хоть в какой-то степени, но неизбежно. И среди массово весьма благоустроенного государства начали дополнительно возникать ещё и такие островки повышенной комфортности. Чаще всего недалеко от мегаполисов, но в экологически благоприятных районах, городки обычно на несколько тысяч, реже максимум на несколько десятков тысяч населения, где и вся инфраструктура, и цена недвижимости, и ещё множество чисто экономических факторов проводили своего рода селекцию и в результате получились такие анклавы стабильной обеспеченной жизни с собственным очень определенным и характерным микроклиматом. Там прекрасно работающее самоуправление, крайне низкий уровень преступности, почти все друг друга знают, по крайней мере или в лицо, или слышали от кого-то из знакомых. Опытные, избранные, авторитетные шерифы посылают время от времени своих сильно разленившихся помощников прокатиться по тихим улочкам, те поводят по сторонам осоловевшими глазами, но практически никогда не обнаруживают ничего, достойного их внимания.

И в одном из таких городишек жили по соседству три семьи. Обычного для этих мест сословия и достатка. Врачи, адвокаты, риелторы, инженеры. У каждой семьи по одной чудесной дочке примерно одного возраста. Такое там не слишком распространено, чаще детей больше, но тут вот так получилось. Девочки с детства были ближайшими подругами, вместе ходили в одну, кстати, очень хорошую местную школу и так без малейших проблем продолжалось до тех пор, когда им исполнилось лет по шестнадцать-семнадцать. И вдруг одна из девочек исчезает. Просто не приходит домой и не оставляет никаких следов.

Её ищут всем городком, потом подключаются добровольцы из окрестностей, силовые структуры самого высокого уровня, но всё безрезультатно. Две подруги, естественно, принимают в поисках самое активное участие, максимально морально поддерживают родителей пропавшей, постоянно бывают в их доме, успокаивают, в общем, делают, что могут. Так проходит пара лет.

А потом случайно в глухом лесу довольно далеко охотники находят останки. И выясняется, что та самая девочка. За дело берутся самые серьезные ребята, привлекают лучшие силы и довольно быстро всё выясняют. Доказательная база железная до мельчайших подробностей, даже орудие убийство нашли со всеми необходимыми следами. Оказалось, что её зарезали те самые две ближайшие подруги. Улики абсолютно неопровержимые, девушки сознались, их судили, несмотря на возраст, как взрослых, имеется такая юридическая возможность, и дали по пожизненному без права досрочного освобождения, что там является максимальным наказанием.

Единственное, чего в процессе и следствия, и суда не удалось узнать, это мотива. То есть, что-то такое обвинители сформулировали ради порядка и внешнего приличия, присяжным и судье для приговора хватило, но всем было ясно, что это чисто формально. А там прокурором была очень опытная и уважаемая женщина, к ней на прием пришла мать убитой. Я, говорит, к вам сейчас не как к должностному лицу, а как к самой многодетной матери и уже даже бабушке, помогите, пожалуйста, спать не могу, да и жить по большому счету тоже. Попытайтесь выяснить, за что же всё-таки убили мою дочь, какая могла быть на то причина?

Прокурор сказала, что ничего не обещает, тем более, что все процессуальные действия полностью завершены, но по-человечески попытается помочь по мере сил. И действительно честно потратила на это несколько месяцев. Потом зовет к себе несчастную мать. «Сделала, что могла. Часами беседовала с каждой, всячески пыталась к себе расположить и войти в контакт с доверием. Одного шоколада перетаскала тонну. Мы в конце концов даже начали довольно оживленно и близко общаться. Но единственное, чего мне удалось добиться, это что они больше не хотели дружить с вашей дочерью».

Ошарашенная мать не сразу поняла: «То есть, вы хотите сказать, что мою дочку убили за то, что они с ней больше не хотели дружить? И по этому поводу отвезли в лес и там зарезали двумя десятками ударов кухонного ножа?»

Прокурор бессильно развела руками: «Ну, да, выходит так».

Между прочим, очень рядовая и обычная история, ничего особо сенсационного. Максимум на несколько дней сообщений пусть и на первых полосах, но местной прессы. Там, конечно, эмоционально профессиональные провинциальные журналисты не удержались и употребили пару раз выражения, типа «После этой трагедии жизнь в нашем городке уже никогда не станет прежней». Но это, естественно, лицемерная чепуха. Прекрасно себе живут. Всё лучше и лучше.