?

Log in

No account? Create an account

Апрель, 19, 2019

«Видящий победу»

К моему большому удивлению, когда я недавно в своей реплике о идее присоединения к РФ Калифорнии обмолвился, что американцы грохнули нашего Императора, мне несколько человек написали на почту, а пара приятелей даже позвонила по телефону, чтобы похвалить, мол, как я удачно пошутил по поводу цареубийства. Меня прямо оторопь взяла.

Во-первых, я, конечно, циничный мерзавец, но всё-таки думал, что уж в таких делах меня заподозрить нельзя, в смысле, что я буду шутить на столь деликатную кровавую тему. А, во-вторых, и это главное, поскольку лично ко мне уже не имеет никакого отношения, я тут не совершаю абсолютно никаких открытий. Практически все факты давным-давно прекрасно и достаточно широко известны. На основании многих написано несколько книг, в том числе такими талантливыми и популярными писателями, как Юрий Давыдов и Борис Акунин.

Но, поскольку возникла такая странная реакция о, казалось бы, по крайней мере для меня, более чем очевидном, я решил предельно кратко напомнить читателям о некоторых фактах. Только сразу хочу предупредить, что это максимально пунктирные заметки без малейшего желания здесь и сейчас писать подробное исследование. Возможно, когда-нибудь я этим займусь или хотя бы просто более детально систематизирую и объясню, но пока только чрезвычайно поверхностный набросок в расчете на дальнейшую собственную вашу любознательность и сообразительность.

И всё же, несмотря на столь скромную задачу, я вынужден начать несколько издалека. И прежде всего следует отметить, что, по каким-то не совсем ведомым мне причинам, отнюдь не только у нас, но и во всем мире каждый считает себя специалистом по богомерзким и ужасным американским спецслужбам. Это второе по значимости знание после способов очистки политуры для не имеющих представление от чего умер Пушкин. Но на самом деле это, мягко говоря, несколько ложное ощущение. Основанное в том числе и на бардаке, творящемся с самими понятиями «специальные», «секретные», «тайные», «разведывательные» и прочие подобные службы. А это далеко не одно и то же. Специальные совершенно не обязательно должны быть секретными, секретные, в свою очередь, разведывательными, а действительно тайные вообще ничего никому не обязаны. Но я сейчас не собираюсь наводить ни в чьих головах порядок, а ограничусь только поверхностными замечаниями.

Грубо говоря, речь идет о своего рода в определенной степени силовых структурах, деятельность которых в той или иной мере ограниченно публична, задачи направлены в основном на обеспечение так называемой «государственной безопасности» в самом размытом значении, а методы работы далеко не всегда полностью соответствуют что юридическим, что этическим и нравственным нормам. Никто даже толком не может сказать, сколько точно такого рода в США организаций и по каким принципом кого куда включать. Совершенно произвольно называют цифры от пятнадцати до двадцати, главное произнести с уверенностью. Скажем, ту же полицию или прокуратуру обычно спецслужбами не именуют, но ФБР иногда к ним причисляют, хотя там нередко весьма пересекающиеся поля деятельность и сильно схожие методы.

Однако тут есть ещё один момент. Опять же, далеко не только в России, но и очень многие европейцы находятся под влиянием стандартов и шаблонов нашего континента, потому не совсем понимают Америку. А там слишком многое по-другому. Начиная от устройства всей страны в целом, которая и не федерация, и не конфедерация, и даже не нечто среднее, а вовсе иначе сшитое формирование из взаимозависимых, но довольно суверенных государств, которое очень хитро функционирует, иногда вовсе не имея европейских аналогов или эти аналоги слишком отдаленные.

Среди прочего это, в том числе, относится и к спецслужбам. Структура и система подчиненности которых представляется зачастую для многих в нашей части Света слишком экзотичной и запутанной. Но при том на самом деле очень четкая, строгая и достаточно эффективная. И есть один факт как бы бесспорный, с которым практически все согласны. Что первой и долгое время единственной такой организацией была United States Secret Service — USSS, то есть федеральное агентство США, в две тысячи втором переподчиненное министерству внутренней безопасности, а до того относящееся к Минфину. Она была создана буквально в день своего смертельного ранения Линкольном с очень узким кругом задач, сводившимся по сути почти исключительно к борьбе с фальшивомонетчиками, а охраной президентов стала заниматься аж только с девятьсот второго, после убийства Мак-Кинли и по той примитивной причине, что и тогда ещё оставалась единственной федеральной спецслужбой. И по этой же причине именно USSS оказалась своего условной прародительницей и «материнской платой» всех остальных спецслужб, которые от неё не то, что напрямую «отпочковывались», но создавали при той или иной мере её участия или хотя бы влияния.

Всё это, несомненно, так, но одновременно и не совсем. И тут опять нужно учитывать американское своеобразие. USSS действительно тогда была единственной федеральной. Но чисто государственной. В США же многое изначально не как у людей. Вот, например, у них нет Центробанка. Часто так автоматически называют ФРС. Но это не совсем соответствует действительности, хотя определенные и даже многие функции классических центробанков Федеральная резервная система исполняет и под значительным государственным влиянием находится, но одновременно в некоторой степени является и частным акционерным обществом с массой своих специфических особенностей. Впрочем, и в эту тему, понятно, я сейчас особо углубляться не собираюсь, нас здесь интересуют всего несколько моментов.

Само это независимое федеральное агентство с особым статусом, имею в виду ФРС, было создано только чуть больше ста лет назад, в девятьсот тринадцатом. А до того там были различные и весьма даже иногда экзотические периоды и системы, вплоть до на наш сегодняшний, да и многих тогда, совсем уж диких, когда существовала так называемая «Эра свободных банков» или вовсе ничего подобного Центробанку вовсе не имелось. Но всё-таки, несмотря на внешний кажущийся хаос и неуправляемость, ФРС возникла не совсем на пустом месте. Её основу заложил великий Александр Гамильтон, ещё в семьсот девяносто первом, учредив Первый банк Соединенных Штатов с некоторыми отчасти государственно регулирующими функциями. На восемьдесят процентов учреждение совсем частное. Но с определенными государственными функциями и полномочиями. Но, ещё раз, практически частное. В определенных ситуациях сложно сочетается. Особенно, если ещё и сами государственные, в том числе силовые и контролирующие, структуры и институты не слишком развиты и не особо мощны.

И для смягчения этого парадокса именно лично Гамильтон создал первую реальную, правда, тоже практически частную, но спецслужбу с не только частными, а и более широкими задачами и, главное, с самым серьезным финансированием. Это было одновременно и коллекторское агентство, и третейский арбитражный суд, и финансовая разведка, и сходка «по понятиям» для решения приватных щекотливых проблем, и ещё множество всего нынче даже невообразимого, однако в той ситуации не только очень полезного, но даже иногда необходимого, в ином виде в обществе и государстве не имеющегося. Официального названия у организации не было, да и изначально она задумывалась как предельно тайная, на самом краю законности и легальности, но глава и основатель иногда, когда по крайней необходимости требовалось упомянуть, именовал её как Office «Nicanor», так оно в какой-то степени и прижилось в максимально узком кругу посвященных.

Первый банк в таком виде, как «протоцентро», детище первого же министра финансов США, просуществовал всего двадцать лет. Потом ему просто по ряду больше политических, чем экономических причин, не продлили соответствующую лицензию, к тому времени сам Гамильтон не только перестал руководить денежной системой страны, но и скончался, однако и после восемьсот одиннадцатого Office «Nicanor» (ON) не исчез вместе с «материнской» организацией. Его продолжили финансировать крупнейшие банкирские дома, включая, в том числе, естественно, Морганов и Рокфеллеров, однако уже не как чисто собственное подразделения, а как относительно самостоятельный, но очень удобный и эффективный инструмент прогнозирования, проектирования и решения тех вопросов и проблем, которые по большей части находились в некой «серой зоне» и которым не особо благоприятствовала публичность.

Но тут нужно особо и отдельно подчеркнуть, что неглупые люди с деньгами и возможностями хорошо поняли, насколько разные вещи «финансировать», «пользоваться» и «руководить». То есть, если ты хочешь действительно иметь реальный результат от использования, то финансировать полезно, а лезть в руководство, особенно оперативное, не стоит и даже обычно вредно, а следует доверять это специалистам и профессионалам. Потому во главе организации по традиции ставился человек как бы посторонний и независимый, нередко достаточно известный, но совсем в других областях. Так в интересующий нас период эту должность или пост, или не очень понятно и совсем не важно что, но занимал небезызвестный Александр Белл. Для чего его даже специально, тихонько, настойчиво переманили и переправили из Шотландии через Канаду в США, где полностью натурализовали.

Опять же, понятно, не стану вдаваться в подробности биографии этого неординарного человека, внешняя канва широко известна и доступна, упомяну лишь несколько нюансов важных для нас именно в данном случае. Когда Путин несколько раз не без определенного раздражения отмечал, что интернет был создан американскими военными совместно с ЦРУ, то он, конечно, не был так уж абсолютно точен, а просто повторял, что ему докладывали бывшие сослуживцы определенного уровня. Но некоторая часть правды в этом есть, кое-какие спецслужбы имели и имеют к разработке интернета достаточно серьезное отношение. Однако сама по себе идея создания сети как «спецсредства» для «спеццелей» зрела давно, ещё со времени появления систем сигнальных огней до нашей эры, а первым подобием относительно современного уровня с использованием уже каких-то достаточно продвинутых технологий стал телеграф.

Одним из наиболее известных по литературе истинных прародителей хакерства является граф Монте-Кристо. Который, как вы помните, взломал базу данных и запустил своего рода вирус в телеграфную сеть, разорив таким образом своего врага. Но, конечно, реальной сетью в её нынешнем понимании стала только телефонная. И у истоков её создания стоял именно Александр Бел во главе ON. Причем, надо отдать ему должное, он никогда особо не настаивал, что является изобретателем самого телефона и спокойно отдавал пальму первенства Меуччи, впрочем, если так уж требовалось, а в принципе не сильно заострял внимание на подобных мелочах. Главное, что им была создана эффективная и работоспособная сеть, заложившая идейные основы всей сегодняшней системы.

На этом затянувшееся предисловие заканчиваю и постараюсь его излишний объем компенсировать краткостью изложения фактов по уже конкретно интересующей нас теме. Охота на императора Освободителя началась ещё в шестидесятых, задолго до создания «Народной воли». И продолжалась сколь долго, столь и безуспешно. Только широко известных и публично признанных неудачных покушений не меньше семи. Но как-то у ребят всё не складывалось, то холера, то понос, иногда осечки происходили по совершенно нелепой, почти смешной случайности. Эти великие теоретики, гениальные террористы и конспираторы никак не могли толком организовать убийство человека, которого на самом деле охраняли очень плохо и слабо, но всё-таки люди чуть более практически умелые и способные, чем революционеры. А в семьдесят восьмом в среде народовольцев появляется артиллерийский штабс-капитан Сергей Петрович Дегаев.

И его биографию, как общедоступную, я, естественно тоже пересказывать не стану. Отмечу лишь основные наиболее туманные моменты. Считается в стандартном толковании и объяснении, что Сергей Петрович имел слишком большие амбиции и считал себя достойным претендовать на самые высокие посты в организации, но оказался товарищами недооценен, его даже не включили в «Исполнительный комитет», а поручения давали только второстепенные. Потому он решил убрать основных лидеров «Народной воли» и таким образом расчистить себе путь к руководству. С какой целью в роли провокатора и тайного агента охранки вступил в сговор с подполковником Отдельного корпуса жандармов Георгием Порфирьевичем Судейкиным и действительно значительно способствовал разгрому тайного общества. Был разоблачен товарищами, но сумел купить себе жизнь участием в убийстве своего куратора Судейкина и сбежал из России.

Думаю, тут даже саму мало сведущему о незаинтересованному читателю понятно видно, насколько многое шито белыми нитками. А если еще учитывать, что, несмотря на разницу в показаниях по поводу дат, но в любом случае на Судейкина Дегаев начал работать не раньше восемьдесят второго, то есть только после убийства Императора, то концы с концами вовсе не сходятся. Самый основной и ключевой момент деятельности организации Дегаев для себя пропустил, когда действительно мог напакостить народовольческому начальству. Так легко и просто пошел на сотрудничество с жандармерией якобы за совсем небольшие деньги, которые сразу же взял у предложившего их Судейкина. Да и вообще сама идея возглавить революционную организацию путем уничтожения её основной части представляется несколько экзотичной.

Но я не стану продолжать далее подробно разбираться во всем этом, любой желающий может самостоятельно познакомиться с жизнью и деятельностью Сергея Петровича. После чего, уверен, хоть сколько-то непредвзятый взгляд сразу и без труда определит, сколько там натяжек и нестыковок. Как всего лишь один из бесчисленного количества примеров, сюжет о том, как уже вроде бы полностью разоблаченный в качестве предателя товарищами Дегаев добровольно приезжает на их «партийный суд» в Париж и удивительно удачно для себя решает там все проблемы. Вся история выглядит просто нелепой до маразма и анекдота.

Но на самом деле там не было ничего смешного и глупого. Одной из самых сильных сторон работы ON было умение найти в нужном месте, в нужное время нужных талантливых и наиболее способных для решения определенных задач людей. И ещё в семьдесят восьмом году агенты Александра Белла обратили внимание на двадцатилетнего обер-офицера, которого вырастила многодетная вдова врача и который умудрился к этому возрасту окончить кадетский корпус, артиллерийское училище, отслужить в Кронштадте и поступить в Михайловскую артиллерийскую академию, одно из старейших и авторитетнейших технических военных учебных заведений империи. Имея неограниченные материальные ресурсы и весьма серьезные связи во всех российских кругах вплоть до самых высших, специалисты ON сначала устроили Дегаеву подлянку. Блестящего и подающего огромные надежды слушателя академии уволили из неё как «политически неблагонадежного» и отправили в отставку практически без средств к существованию и малейших перспектив. После никаноровцы чего сделали предложение, от которого Сергей Петрович не столько не смог, сколько не захотел отказаться. Да, конечно, по большому счету его купили. Но не за деньги, а за возможность той «жизни мечты», которая, казалось, уже безвозвратно потеряна навсегда.

Дегаев безупречно выполнил свою часть договора. Он сумел, даже не будучи на первых ролях в «Народной воле», организовать, наконец, успешное убийство Императора. Таким образом все вопросы, касающиеся любых возможных российских финансовых и территориальных претензий к США, были окончательно решены и в буквальном смысле похоронены. Но это ещё далеко не всё. Контора Белла не собиралась оставлять в Европе, а Россия тогда воспринималась, хоть это сейчас может звучать и странновато, именно европейской, причем крайне важной составляющей, серьезную эффективную боевую террористическую революционную организацию, способную самостоятельно менять государей. Поэтому вторым этапом задания Сергея Петровича стало полное уничтожение «Народной воли» вместе с метастазами за границей (для чего, собственно, Сергей Петрович и ездил в Париж, хотя внешне этот поступок и выглядел нелепо), с чем Дегаев тоже отлично справился. Одновременно зачистив все концы и организовав убийство начавшего догадываться о его истинной роли одного из самых талантливых профессионалов российских спецслужб Георгия Порфирьевича Судейкина. (К счастью, это произошло уже после того, как у подполковника успел недавно родиться сын Сергей, благодаря чему мир получил изумительного художника).

И, наконец, полностью решив все поставленные задачи, Дегаев не столько договаривается с жалкими остатками уже практически безвредных террористов, сколько просто ставит их в известность, чтобы особо не дергались и не морочили ему хоть в какой-то степени голову, что навсегда покидает Россию и уезжает в Южную Америку. Но едет, естественно, в США.

А там уже наступает время ON расплачиваться. И надо признать, что контора не подвела. Его сначала устраивают на отличную высокооплачиваемую должность в химической корпорации, потом дают гражданство, в процессе чего Дегаев уже официально получает имя, до того используемое им в качестве псевдонима в честь своего основного руководителя, лишь слегка его подправив. Теперь он Александр Пелл. Затем Пелл становится аспирантом университета Джонса Хопкинса в Балтиморе, защищает докторскую диссертацию по дифференциальной геометрии и начинает преподавать математику в Университете Южной Дакоты. Далее он декан инженерного колледжа этого университета, а потом, уже в двадцатом веке, профессор математики в Институте Армора в Чикаго, нынче это Иллинойский технологический. Счастливо и успешно дожил до двадцать первого года и упокоился на баптистском кладбище в Пенсильвании. В Университете Южной Дакоты до сих пор наиболее одаренным студентам-математикам вручается именная стипендия Александра Пелла.

Александр Грейам Белл, хоть и был на десять лет старше одного из лучших своих агентов, но пережил его на год. А Office «Nicanor» прекрасно существует до сих пор в своем пограничном до конца не проясненном и даже принципиально не проясняемом статусе. Организация настолько реально тайная, что подавляющее большинство работающих в ней и на неё людей вовсе не подозревают о её существовании. Финансирование в основном, хотя и не только, идет через ФРС, а ресурсы используются самые разнообразные, вплоть до любых пентагоновских, но без излишнего контроля со стороны государственных структур.

Самая большая проблема с системой управления и постановки задач, поскольку даже президент США не имеет возможности дать конкретный приказ именно ON, так как тоже ничего точно о нем не знает. Но эти коммуникативные сложности как-то решаются, механизм выработан достаточно эффективный, хотя и не слишком простой, но все эти технологические детали и мелочи я сейчас подробно описывать не стану, возможно, когда-нибудь в другой раз, когда придет пора и возникнет необходимость.

Метки:

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Май 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel