May 19th, 2019

вторая

Творительность

У этой медали, как и у практически любой, есть две стороны. (давно я не начинал с подобной пошлости и банальности, самому весело стало).

С одной – я сам, мягчайше говоря, без особого пиетета отношусь к ому, что нынче называется благотворительностью. Говорю об этом, конечно без всяческой гордости и вызова, даже с некоторым смущением, но такова реальность, а хочется быть честным. И дело тут даже не в каких-то явных стилистических и эстетических диссонансах, когда меня навязчиво склоняют называть совершенно незнакомую мне женщину на пятом десятке Нютой. И не только в тотальном дурновкусии общего фона и настроения. И с для меня явным налетом лицемерия тоже готов был бы смириться. Но тут всё несколько глубже, на инстинктивном, почти физиологическом уровне.

Я к самому понятию святости и особенно к тем, кто позиционирует себя или объявляется другими святым, отношусь не то, что негативно, а просто сильно с опаской. Дело не в недоверии, а в элементарной боязни. Страшновато. Все эти «матери терезы», «доктора лизы» и прочие «нюты хаматовы» вызывают у меня некоторый непреодолимый ужас, особенно когда выходят в публичное поле. Хочется зажмуриться и держаться подальше.

Возможно, кощунственное сравнение, потому изначально прошу прощения, но что-то тут для меня сродни порнографии. То есть, в принципе я не против и никаких принципиальных возражений не имею. И да, полностью согласен, что секс как таковой штука более чем естественная, уже не говоря о том, что иногда весьма приятная, и стесняться тут особо нечего, особенно в наше просвещенное и снимающее всяческое ложное табуирование время. Но всё-таки лично для меня это дело слишком частное и интимное, и я никак не хочу превращать его в публичное и общественное. Вот так примерно и с благотворительностью. Особенно с профессиональной и широко пропагандируемой.

Но с другой стороны – меня не менее раздражает и вызывает отчуждение, когда начинается мелочное и придирчивое фырканье в сторону благотворителей. И тут тоже нужно принципиально различать. Если деньги чужие, пожертвованные, то, понятно, необходима полная прозрачность, отчетность и открытое обсуждение. А также максимальный учет мнения жертвователей, типа, не согласен с этим мнением, не бери, как и он в праве будучи не согласен с твоим, не давать. Но если деньги совершенно личные конкретного человека, то тут гадко и неприлично копаться в его кармане и приставать с советами.

Вот, например, мужик с нуля создал одну из самых успешных торговых сетей. Много заработал, хорошо и удачно продал свой бизнес и отошел от дел. Кстати, редчайший случай в такого рода деятельности, никто ему за всё время работы никаких претензий не предъявлял, начиная от партнеров и заканчивая правоохранителями. Но это так, попутно и в сторону. Человек получил несколько миллиардов долларов и уехал в свой небольшой город, где вырос. Начал там заниматься футболом, о чем, оказывается, мечтал с детства. Всерьез и очень дорого. Построил стадион, создал клуб, открыл детские спортивные школы, ну, и тому подобное. И сразу же стал подвергаться массовой критике. Мол, в городе обычные школы разваливаются, поликлиники закрываются и по дорогам невозможно проехать, а он своим спортсменам формы покупает стоимостью с автомобиль каждая.

И сколько раз я с подобным сталкивался. Не так, сволочь, тратит, не на то и не столько, сколько нужно. Мне всегда в таких ситуациях жутко хочется дать критикам по голове. А ты сам, гад, когда последний раз голодному подростку на вокзале пирожок купил? Человек никому ничем не обязан. Распоряжается собственными деньгами как хочет. Даже «спасибо» от тебя не требует. И при этом отдает, а не забирает. Заткнись и не мешай. Твоих советов никто не просил.

Но я, естественно, понимаю, насколько всё эти мои рассуждения абстрактные и теоретические. В реальности почти всем невероятно трудно удержаться от излишних, но представляющихся верными душевных и следующих за ними прочих суетливых движений. Ведь так приятно ощущать себя хорошим и мудрым. Особенно, когда это не так уж и дорого стоит.