September 2nd, 2019

вторая

Мир праха

Вот и отметили вчера уже восемьдесят лет началу великой Войны. Конечно, можно начинать умничать и выпендриваться по поводу условности именно этой даты. Но это глуповато. В истории в этом смысле всё достаточно условно. Столетняя война тоже длилась не сто лет, и даже Христос, если и родился, то, скорее всего не в ночь на первое января нулевого года от собственного рождества. Однако при любых допущениях и оговорках, да, именно восемьдесят лет прошло с того дня, когда щелкнул знаковый спусковой крючок и понеслось.

А ведь я родился всего через девять лет после конца Войны. Ещё девятое мая, хоть и отмечалась, конечно, но особо не официально не праздновалось. И не было никаких ветеранов. Довольно молодые мужики в подавляющем большинстве с боевыми наградами поднимали первые рюмки застолий не чокаясь, и многие ещё так и не успели справить себе приличные гражданские костюмы. Никто кроме больших начальников, которые, впрочем, никогда сильно не бедствовали, так уж не отъелся, хотя голода уже и не было, но о нем очень хорошо помнили и нередко продолжали измерять достаток в размерах паек по рабочим или иждивенческим карточкам.

А нынче страдаем от ожирения. Да, ладно, можно сколько угодно причитать по поводу нищих пенсионеров и недоедающих многодетных провинциальных семей в депрессивных районах, но объективно жратвы достаточно. Исключения есть всегда и везде, но в основном хоть как-то прокормиться можно и вполне сытно. Так что, основные проблемы не в желудках.

Гитлер, при всех своих, на мой взгляд, выдающихся способностях, был человеком странноватым и, подозреваю, значительно неадекватным. Морально, стилистически, духовно, идеологически и как угодно ещё устройство британского общества и государства было ему предельно чуждо, а по тем же самым параметром советское являлось близким до боли. Но он оказался много более нацистом, чем социалистом. И, несомненно, полный бред то, что льется сейчас с федеральных телеканалов, типа, мол, Гитлер вовсе не хотел нападать на Англию, а только делал вид. Нападать хотел и даже завоевывать собирался, но вот уничтожать и в самом деле нет. А СССР намеревался именно уничтожить. Если англичан хотел лишь при помощи сильного удара по голове принудить к братству, то славян и примкнувших к ним прочих нацменов ненавидел всего лишь немного меньше, чем евреев, и смысла в их существовании не видел. Потому, напав на них, выписал индульгенцию сталинскую режиму.

Опять же, я не собираюсь обсуждать несомненные для меня факты, считающиеся у нас грязными клеветническими идеями Виктора Суворова, относительно того, кто на кого собирался напасть первым. Немцы перешли сколь угодно спорную, но границу и пошли на Москву. С того момента каждый, кто сомневался в необходимости сражаться на стороне СССР, становился пособником гитлеровцев, фашистом, нацистом и прочим подобным исчадием ада. А потом, после Победы, любой сомневающийся в её трактовке советской пропагандой навсегда оставался врагом рода человеческого.

И подлые поляки, не пригласившие Путина, плюнули в душу народу-освободителю. Немцев пригласили, а нас нет. Идиоты и шизофреники. Правда, есть один нюанс. Нас не позвали отнюдь не потому, что тогда мы вместе с Германией раздербанили Польшу и войну по сути начали на стороне Гитлера. Как ни крути, а те же немцы вели себя всё-таки хуже. Но речь исключительно о том, кто что говорит и, главное, как ведет себя сейчас. И приглашать Россию после Крыма и Донбасса показалось полякам не совсем корректным. Наверное, они что-то не так поняли. Но мне представляется, что на фоне того, что озверевшие истеричные дегенераты несут нынче у нас практически из каждого утюга, каким-либо образом ошибиться в трактовке трудно.

Значит ли это, что среди поляков нет быдла? Думаю, отнюдь. Да и слово относительно их же происхождения. Требовать сейчас репарации с Германии не слишком умно. Как и обвинять лично меня в преступлениях сталинских чекистов. Каждый отвечает за себя.

Но за себя отвечает каждый.