September 4th, 2019

вторая

Подряд и не позднее

У людей искренних и простодушных часто может создаться впечатление, что законы пишут идиоты или недоумки. Те, кто считает себя более умудрённым и хитроумным нередко начинают подозревать, что это злонамеренно пишут просто подлецы и мерзавцы. И то, и другое, как мне представляется, не является абсолютной истиной.

Например, я сам наивно довольно долго считал, что слово «подряд» относительно президентских сроков в новой российской Конституции, из-за которого, при умелом лукавом применении, правление Путина стало практически беспредельным, появилось благодаря невнимательности, недоумию или элементарно плохому владению русским языком некоторых составителей текста. Но несколько лет назад, к определенному для себя удивлению узнал из интервью одного из авторов Конституции, что, оказывается, ничего подобного. И они не просто обратили в свое время на это внимание, но даже отдельно и довольно долго обсуждали. После чего пришли к единодушному мнению, что следует это слово обязательно вставить и оставить поскольку, если человек придет к власти после определенного перерыва, то ничего страшного, а совсем наоборот, пусть у народа останется дополнительное право снова избрать того, кому доверяют. Вот такие, понимаешь, умники. А я-то думал дебилы. Стыдно.

Или вот совсем уже простой и мелкий факт.

В соответствии с частью 7 статьи 14 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения.

Как будто всё правильно и предельно понятно. «В кратчайший срок». Но зачем тогда добавлено это хитрожопое «не позднее трех часов с момента задержания»? Вроде, из лучших побуждений, чтобы какой ретивый мент не подумал слишком вольно трактовать «краткость» этого срока. И, кстати, ещё лет пятнадцать назад, не говорю уже о белее ранних временах, особенно в некоторых глухих регионах такого рода лимит имел определенное практическое значение. Существовали проблемы со связью и иногда сами милиционеры не могли долго дозвониться до райцентра, потому был смысл поставить им лимит, разбейся в лепешку, но хотя бы за три часа обеспечь задержанному возможность позвонить родным.

Но закон-то в таком виде принимался в одиннадцатом году. А о нынешней ситуации и говорить нечего. Когда в кармане у каждого минимум мобильник, а чаще всего и айфон. При чем тут три часа? И вместо обязательства соблюдать права задержанного норма превращается в право три часа не давать ему позвонить, игнорируя расплывчатое «в кратчайшие сроки» и на полностью законных основаниях издевательски строить невинные глазки. Мол, а что такого, сказано же, что не более трех часов, мы уложились, какие претензии?

И это отнюдь не по глупости или недомыслию. А очень рационально. Правда, по моим понятиям, довольно подло, но это уже совсем другое дело