September 17th, 2019

вторая

Улики

Если серьезно… Простите, действительно хотел, но реально на полном серьезе про это не могу. Всё равно получится натужная пародия.

Когда вчера супруга пришла с процесса над Павлом Устиновым, где тому дали три с полтиной, она с глазами полными изумления и ужаса обратилась ко мне с риторическим: «Как же так можно?!» Но я не то, что отвечать на не требующее ответа не способен, но и даже сам задаваться подобными вопросами не в состоянии. В этой стране с этим населением не о чем разговаривать, абсолютно всё становится пустым колебанием воздуха. Потому я сейчас просто несколько слов «по поводу», безотносительно к конкретному событию, а лишь воспользовавшись им как абстрактным примером.

Не считаю и никогда не считал себя даже хоть немного профессиональным юристом, я тут исключительно любитель и заинтересованный дилетант. Просто много десятилетий читаю доступные материалы судебных процессов, конечно, в основном достаточно развитых стран. И всего лишь хочу поделиться личными наблюдения, не претендуя ни на какие строго научные выводы и заключения. И ещё, сейчас постараюсь предельно кратко, поскольку писал об этом бесчисленное количество раз со множеством конкретных примеров, даже в одном из романов посвятил этому почти целую главу, так что повторяться не хочется.

Любая система правосудия условна и не гарантирована от ошибок. Более того, несовершенство принципиально заложено в сути и процедуре правосудия, когда решение выносят только полностью незаинтересованные лица, то есть те, кто ничего сам не видел и при событии не присутствовал, а как раз действующие лица и истинные свидетели не имеют права участвовать в вынесении приговора.

Никакая улика, свидетельство или вещественное доказательство, сколь бы вроде они не выглядели бесспорно и несомненно, сами по себе не могут быть однозначно признаваемы при установлении вины или невиновности. Во-первых, только в комплексе, а, во-вторых, всегда возможные личностные интерпретации. Опять же я приводил огромное количество примеров, когда, скажем, оказывался невиновным человек, которого застукали с ножом в руке, да ещё лезвие этого ножа в груди убитого. И даже такая великая и оказавшая гигантское влияние на судебную систему штука, как анализ ДНК, давала сбои и иногда весьма комичные, если бы за ними не стояли ещё и весьма серьезные трагедии.

Те же самые видеозаписи с задержанием Павла Устинова. Их довольно много, все они выложены в сети, потому легко можно ознакомиться не только с ними, но и с реакцией зрителей. Скажем, лично я однозначно вижу, как минимум человек шесть ментов без всякой видимой причины с бешеной скоростью и звериным усердием бросаются на спокойно стоящего человека, сбивают с ног, лупят дубиной и волокут не имеющего даже возможности пошевелиться несчастного в автозак. Но при этом не меньше процентов десяти комментаторов пишут, типа, вы же сами видите, что он сопротивляется, значит, действительно мог нанести менту увечье. И дело не в том, сколько среди таких комментаторов проплаченных ботов. А в том, что, уверяю вас, есть немало тех, кто искренне видит и воспринимает не то, что я или, возможно, вы.

Другой вопрос, может ли суд вовсе отказаться рассматривать какое-либо свидетельство, доказательство или улику? Не только может, но и делает это довольно нередко. Но только в единственном случае. Если, в свою очередь, противоположная сторона предоставляет убедительные доказательства, что улика была добыта незаконно. Обычно и довольно стандартно это бывает, когда, например, следствие неряшливо подходит к своей работе, не вовремя, недостаточно правильно выписывает ордер на обыск или не имеет его вовсе, ну, и всё такое подобное. Однако и адвокатам могут прищемить хвост. Скажем, они нагло выкрали какую-то улику, оправдывающую их подзащитного, у свидетеля обвинения или добыли её каким иным уголовным способом.

Кстати, я лично с таким юридическим подходом принципиально не согласен. И считаю, что вопрос о правомерности получения улики и вопрос о качестве её доказательности должны решаться независимо. Предположим, орудие убийства нашли при недостаточно верно процедурно оформленных документах. Вина совершивших данное правонарушения может рассматриваться самостоятельно и при доказанности они должны понести соответствующее тяжести вины наказание. Но совсем другое дело, насколько упомянутая небрежность в оформлении документом способна поставить под сомнение добросовестность и правдивость самой улики. То есть, полицейский, нарушивший закон, пусть будет повергнут наказанию вплоть до тюремного заключение, но это не должно автоматически снимать вину с преступника, нарушая права потерпевшего.

Однако это всё фантазии и лирика, к данному случаю отношения не имеющая. Я сейчас о совершенно конкретной ситуации. Имеется несколько видеозаписей происшествия, за которое судят человека. И никаких претензий к законности происхождения и получения этих записей нет. Человека судят за то, что он совершил притупление. Его адвокаты просят суд посмотреть видеозаписи. Ещё раз повторю и подчеркну. Речь не идет ещё о интерпретации этих записей. Или о приобщении их к делу в качестве доказательств. Или о том, какие на их основании сделать выводы и какой приговор вынести. Нет, просто, посмотрите, пожалуйста.

Нет, мы ничего смотреть не будем. Просто не хотим. Нам и без этого достаточно всё ясно. Почему? По кочану.

Я с подобным не сталкивался никогда ни в какой криминальной журналистике или юридической литературе любой хоть относительно цивилизованной страны. Возможно, специалисты меня поправят и приведут прецеденты. Буду благодарен.