February 13th, 2020

вторая

Ножом по стеклу

Вот вы всё – евреи, евреи… Не, ну, конечно, в основном народ такой показательно толерантный, так что больше, чтобы замаскировать национальный оттенок и подчеркнуть государственный с политическим – Израиль, Израиль…

Для одних — это мать родная, малейшие недостатки которой вообще не обсуждаются, особенно с посторонними (в самом-то Израиле срач стоит такой, который большинству стран, в том числе даже России, и не снился, но это для своих), для других – неперевариваемая кость в горле, не дающая не только дышать, но и вообще жить спокойно. И у каждого аргументы абсолютно непобиваемые, исключающие малейшую возможность компромисса. И что с этим делать, кроме, естественно, уже хорошо опробованных методов «окончательного решения еврейского вопроса», совершенно не понятно. Но главное даже не это. А как относиться и при том продолжать считать себя вменяемым порядочным человека? Что по странному капризу природы почему-то для многих является весьма важным.

А на самом деле всё очень просто и я сейчас предельно быстро объясню. Тут только что в комментариях, естественно, в шутку, один читатель попытался защитить от меня крокодилов. Но это совсем зря, не только потому, что я и в шутку на них совсем не нападал, а даже наоборот, высказался со всем уважением, но и потому, что без всякой уже упомянутой толерантности мне крокодилы элементарно очень нравятся.

Помните старый анекдот, как хомячок объясняет крысе, почему люди к нему благожелательнее относятся, хотя они близкие родственники, тем, что у него пиар лучше? Кстати, анекдот сам по себе, на мой вкус, достаточно остроумный, но по сути, конечно, не совсем верный. Дело, конечно, не в пиаре, вернее, не только в нем.

Моя дочка в детстве посмотрела фильм «Челюсти». И с тех пор не может видеть акул не то, что в кино, но даже на фото или картине. А жена и в то время была не в столь нежном и впечатлительном возрасте, да и вовсе это кино не видела, а точно так же при любом появлении акулы на экране телевизора или зарывает глаза, или даже при возможности выходит из комнаты. Ей чисто физически нехорошо становится. Я же наблюдаю за акулами с удовольствием, если не сказать наслаждением.

Тут есть какие-то не очень нам ведомые, но при этом, думаю, и не предельно сложные чисто биологические и достаточно индивидуальные механизмы. При том построенные отнюдь не по примитивному логическому принципу, типа «полезное-вредное» или «опасное-безопасное». Я, например, прекрасно понимаю, что есть змеи ядовитые и очень, а есть большие, которые даже способны задушить и проглотить почти кого угодно. Но могу часами завороженно смотреть на любых змей и на экране, и в террариуме, получаю от этого огромное эстетическое удовольствие. А остальных членов моей семьи передергивает от омерзения.

Или с теми же пресловутыми крысами и хомячками. Крысы не просто умные, это одни из умнейших животных в природе. К тому же они очень общительные и благожелательно настроенные по отношению к человеку, контактные, можно сказать почти социальные. А хомячки – туповатые индивидуалисты, никакими приятными качествами не обладающие. Но при этом я хомячков не то, что люблю, скорее они мне безразличны, а крысы отвратительны. И ничего с собой не могу поделать.

Но! Вот это «но для меня самое главное. Я могу как угодно плохо относиться к любой живности вроде, скажем тараканов, крыс или пауков. Но никогда не убью ни одного просто от нахлынувших отрицательных эмоций. Даже когда приходилось с ними бороться, а такое случалось в жизни, из каких-то санитарных соображений, то всегда старался делать это максимально безвредным для них образом. То есть, не бить или травить, а попытаться создать условия, чтобы они не размножались и ушли в более для себя комфортные места. Иногда это очень трудно, неизмеримо сложнее, чем просто насыпать яду или разбрызгать какую гадость. Но я готов идти на это ради собственного душевного спокойствия.

Однако, что может показаться противоречащей всему вышесказанному нелепостью, мне никогда не приходило в голову вегетарианство. Не то, что овечек с телятками и поросятам, но и кусок жареной анаконды уплетаю за милую душу. Только вот лягушачьи лапки так и не смог отведать. Неоднократно в самых лучших европейских ресторанах даже уже ко рту поносил. Но никак не идет, ничего не могу с собой поделать.

Да, и ещё есть одно исключение, в котором не могу не повиниться. Комаров бью нещадно. Отлично понимаю, что они не виноваты, просто природа у них такая, чтобы больно кусаться. Но жалости нет никакой, одно наслаждение, когда прихлопнешь гада.

Стыжусь, но бью. Несовершенен человек. Гордиться этим не стоит, а вот стремиться к лучшему в себе вполне имеет смысл.