March 29th, 2020

вторая

Лёжа

Ну, а если совсем честно и серьезно, без малейшего (хотя понятно, что без малейшего не получится, но хотя бы попытаться) стёба, то, действительно, а что белее ценно, свобода или жизнь?

Не знаю. Но думаю, что и то и другое сильно переоценивают. И, прежде всего, тут каждый выбирает самостоятельно, естественно, в меру возможностей. Для одного в самом деле лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Для другого это всего лишь пустые и даже не слишком красивые слова. И он предпочтет жить как угодно, хоть на коленях, хоть на карачках, в любой самой противоестественной позе, но только жить.
С другой стороны, тому, который умер, сразу же становится безразлично, как он это сделал. Иногда в памяти остается, но ведь не в его памяти, а в посторонней, мгновенно перестающей для самого умершего иметь и малейшее значение.

Я иногда вспоминаю полусветскую и публичную беседу под телекамеры (намеренно уточняю эти обстоятельства для введения поправочных коэффициентов, и всё-таки) между двумя, отстраняясь от всяческих моральных критериев, в моем понимании не самыми глупыми людьми – Познером и Радзинским. И на замечание Познера о том, что он неверующий, Радзинский ответил, что всегда удивлялся и почти восхищался смелостью людей, которые могут жить без надежды на загробное продолжение.

Опять же, мне здесь трудно судить, но в моем понимании, вернее, по моим ощущениям гораздо больше требуется смелости и отваги, если веришь в бессмертие хотя бы и только некой условной души. Если «потом» ничего нет, то какая уж там смелость особая требуется? Обнуляем энергетическое информационное поле, и привет. А вот если придется отвечать и рассчитываться, то тут как раз может потребоваться некоторое мужество.

Но вообще-то экзистенциальной уровень бесцельной болтовни слишком искусителен и соблазнителен. Нужно стараться держать себя в руках. Всё равно и свобода, и жизнь не выбираются, а даются как изначальная сущность. И отбираются так же.