May 7th, 2020

вторая

У войны всякое лицо


Нелепо пытаться повторять пошлости про то, что прекрасный актер далеко не всегда и совсем необязательно является хорошим или даже всего лишь неглупым человеком. И более того, нередко и за весьма малыми исключениями, чем менее актер имеет собственную богатую и интеллектуально, и духовно личность, тем легче умелому режиссеру вылепить из него значительную и интересную роль на сцене или в кино.

Но и на фоне этого трюизма фигура Николая Бурляева представляется мне если не уникальной, то очень редкой. По моему исключительно субъективному мнению, человек крайне неприятный и недалекий до уровня откровенной тупости не просто, опять же только на мой личный вкус, навечно вошел в золотой фонд мирового киноискусства, но и сам стал неотъемлемой частью этого самого искусства. Причем сделал это ещё практически подростком и юношей. 

После тех двух главных он сыграл в кино ещё более пятидесяти ролей, причем среди них были значительные вплоть до российского императора и Христа, но до высот тех ранних, мне кажется, и близко не дотянул, что, впрочем, его достижений никак не умаляет. Однако была ещё одна, возможно, не столь гениальная, но тоже очень тонкая и точная работа. В тоже, видимо, не самом великом фильме, но мною очень любимом и много раз пересматриваемом. Имею в виду «Военно-полевой роман» Петра Тодоровского. 

Collapse )