July 19th, 2020

вторая

Я свидетель. А что случилось?

Я сам когда-то над такими людьми если не смеялся, то иногда ухмылялся по их поводу. Бывало, случайно натыкаешься в чьим-то Журнале на пост, где автор обрушивается с яростной полемической тирадой на часть своих читателей. А потом смотришь в его «профиль» и оказывается, что этих самых читателей у него человека три, да среди них ещё один, это салон по наращиванию ногтей. Вот и улыбаешься столь непродуктивному расходованию сил и эмоций.

Когда-то у моего Журнала действительно была довольно обширная аудитория. Естественно, весьма относительно, по современным критериям просто смешно, когда некоторые девочки в некоторых социальных сетях, обладающие по моим понятиям интеллект и развитие на уровне амебы, имеют десятки миллионов подписчиков. Но всё-таки тысячи людей, а иногда с учетом перепечаток и много больше, ежедневно меня читали. Однако это уже давно в прошлом. И сейчас хорошо если сотня-другая посещений за сутки, а уж тех, кто хоть как-то реагирует, и вовсе практически не осталось, хорошо, если несколько человек. Потому может показаться странным и даже нелепым мое обращение к оставшимся. Но сам себя я попытаюсь утешить тем, что старческие капризы иногда простительны, если не сильно утомляют окружающих. А текстом в личном Журнале трудно назойливо утомить, поскольку его очень просто проигнорировать.

Так вот. У меня есть близкий друг, который уже давно живет в Канаде. И он иногда в телефонном или скайповом разговоре слегка меня укоряет, мол, ну, ты поподробнее рассказал, как вы там живете, а то от тебя кроме чего-то короткого, общего и вежливого ничего не дождешься. А я, действительно не большой любитель такого рода общения, раньше отвечал, что от меня проще узнать какие-то подробности, если просто читать мой Журнал. Но он говорил, что для него это трудно. Поскольку в моих текстах слишком много реалий, о которых он представления не имеет. И я прекрасно его понимаю, давно перестал ему подобное предлагать. Ведь действительно, если человек живет под Монреалем, не одно десятилетие погружен в тамошнюю жизнь, происходящим в России совершенно не интересуется, оно ему и практически, и даже теоретически вовсе не надо, и вдруг у меня он читает нечто с упоминанием какого-то Сафронова, Навального, Фургала, ещё что такое экзотическое и здесь предельно понятное, то для него это темнее китайской грамоты. Потому я даже какие-то намеки на такого рода факты и фамилии перестал затрагивать. Музыка, литература, здоровье близких, образование детей, да что там, тем предостаточно и без сиюминутного.

Ну, так он и не является моим читателем или, как нынче принято говорить, целевой аудиторией. Это естественно и понятно. Но вот люди, которые как бы живут со мной в одном информационном поле, читают этот Журнал и даже иногда оставляют в нем комментарии. Уже дней десять, если не больше, это самое поле, включая социальные сети, средства массовой информации, особенно электронные, и даже некоторые печатные и радийные, переполнены историями о том, как масса журналистов, преимущественно либерального направления, типа, например, Павла Лобкова, вовлечены в скандалы с сексуальным оттенком. И я в предыдущем тексте, возможно излишне субъективно и эмоционально, но тут ух извините, как могу, откликнулся на происходящее. И тут же получаю вопросы, вроде «а что, собственно, случилось?»

Ещё раз подчеркну. Если человек живет где-то в другой реальности, то я это абсолютно уважаю. Но тогда зачем он в принципе читает этот Журнал?

А если реальность у нас общая, то виноват, как я должен реагировать? Начать подробно пересказывать десятки сюжетов, которыми переполнены интернет и СМИ? Проматериться? Решить, что сам сошел с ума и пора прекращать вообще писать что-нибудь? Или всё-таки, может быть, перед тем, как задавать мне вопросы, стоит потратить несколько минут, если уж всё равно сидишь за компьютером, то стоит воспользоваться услугами любой поисковой системы и за несколько минут самостоятельно познакомиться с информацией на интересующей темой?

И ещё несколько из другой оперы. У некоторых до того воде вполне вменяемых читателей последнее время появилась странная привычка сообщать мне и окружающим о моем посткарантинном депрессивном синдроме одновременно с абстинентным. Так вот, могу доложить. Карантин практически никаким образом не повлиял на мой образ жизни даже в мелочах, я, кроме отсутствия бассейна, никаких не неудобств не ощутил. Потому и синдрома у меня нет. А уж что касается абстинентного, в народе часто называемого похмельем, так мне таковое уже лет сорок вовсе незнакомо, даже забыл, что это такое. Так что не надо собственные проблемы переносить на меня, решайте, пожалуйста, их как-нибудь самостоятельно и в другом месте.

А в депрессию единственное меня вгоняет давно, сильно и постоянно. Унылая тупость большинства окружающих. Простите, понимаю, что слишком откровенно нарываюсь на «сам дурак». Да и не спорю. Но я по крайней мере ни к кому не навязываюсь со своими комментариями.